Глава 8. Первые полмиллиона

Лучший брокер валютного рынка – компания Альпари успешно предоставляет услуги своим клиентам уже в течение 22-х лет. Регистрируйтесь и зарабатывайте вместе с нами!

Казалось бы, после оглушительного успеха сделки с бумагами Bruce я должен был стать азартнее и беспечнее. Вышло же наоборот. Девять долгих месяцев я шел к этим 325 000 долл. и не хотел потерять их одним неверным ходом. Сколько людей зарабатывали состояние за девять месяцев и спускали его за девять недель! Но со мной такое не произойдет, это точно. Первым делом я вывел из оборота половину прибыли. Оставив там вторую, уставился на рынок, напряженно высматривая новую жертву. Но, как часто бывает сразу после большой удачи, месяц-другой похвастаться было нечем.

Для начала я осторожно купил 500 штук Molybdenum по 27, всего на 13 606,25 долл. Почти сразу же сработал стоп-лосс по 26½, и я получил назад 13 123,78 долл.

Тогда я попытал счастья с Haveg Industries. Я купил 500 штук по 31⅜, уплатив 15 860,95 долл. Они повернули назад, собираясь соскользнуть ниже 30. Я сбросил их по 30½, вернув 15 056,94 долл.


Знаете ли Вы, что: через компанию «Just2Trade» Вы можете получить прямой доступ к мировому рынку облигаций (доступны US Treasuries, российские еврооблигации, облигации Газпрома и многие другие) с низкими комиссиями и минимальным депозитом – от $3 тыс.


После этого, поскольку больше ничего интересного не наблюдалось, я вернулся к Lorillard. Бумаги эти, еще вчера стоявшие на медвежьем рынке как дерево посреди пустыни, теперь больше напоминали изможденного, еле передвигающегося старичка. Но я не иначе как питал к ним особенные чувства, ведь они были так добры ко мне. Долго я не мог с ними расстаться, все-таки мы были не чужие друг другу. Это было в корне неправильно, но я ничего не мог с собой поделать.

Трижды я покупал их, думая, что они карабкаются в верхний ящик. И трижды продавал, потому что новый ящик никак не хотел материализоваться. Вот как это выглядело:

1000 акций
Купил по 70½ (70 960,50 долл.)
Продал по 67⅞ (67 369,74 долл.)
Убыток 3590,76 долл.

500 акций
Купил по 69⅛ (34 792,05 долл.)
Продал по 67¾ (33 622,42 долл.)
Убыток 1169,63 долл.

1000 акций
Купил по 67¾ (68 207,80 долл.)
Продал по 67 (66 495,66 долл.)
Убыток 1712,14 долл.

С меня было довольно. Третий убыток подряд разрушил мою привязанность и больше я эти бумаги не покупал. Увы, Lorillard двигались теперь с большой ленцой, и мне с ними было не по пути.

Распрощавшись с Lorillard, я подвел итоги недавних сделок:

Во время возни с Lorillard я не переставал искать бумаги, подпадающие под мою теорию. Рынок стал набирать силу, и это заставляло меня действовать с удвоенной энергией. Признаки роста становились все заметнее, и мне хотелось воспользоваться им сполна, завладев подающими надежды акциями как можно раньше.

Среди тех бумаг, за которые я зацепился глазом, были акции незнакомой маленькой компании Universal Products. Они котировались в районе 35, колеблясь между 35⅞ и 33½. Я выяснил, что компания имеет дело с электроникой, а, стало быть, отвечает требованиям моей техническо-фундаментальной теории. В июле 1958 года, когда я еще был в Калькутте, я запросил в Нью-Йорке ее котировки. Картина, которую они рисовали, представлялась заманчивой.

Однако недавние неудачи с Lorillard напомнили мне, что можно ошибиться несколько раз кряду, и я действовал с большой осторожностью. Я подумал, что лучше почувствую движение акций, если стану владельцем некоторого их количества, и потому решился на пробную покупку. Я отправил брокерам следующую телеграмму:

КУПИТЕ 300 UNIVERSAL PRODUCTS 35¼ ИЛИ ЛУЧШЕ

Назавтра, получив сообщение о том, что 300 бумаг Universal Products куплены на мое имя по 35¼, я телеграфировал:

ПОСТАВЬТЕ СТОП-ЛОСС 32½

Теперь оставалось только сидеть и ждать их следующего хода.

В то время я весьма часто летал в разные концы Индии. Но телеграммы с котировками Universal Products следовали за мной повсюду. В третью неделю августа 1958 года, будучи в столице штата Кашмир Шринагаре, я заметил, что походка этих бумаг стала тверже. Тогда я отбил в Нью-Йорк:

КУПИТЕ 1200 UNIVERSAL PRODUCTS 36½ СТОП-ЛОСС 33

По возвращении в отель «Империал» в Нью-Дели я получил следующее известие:

КУПИЛ 1200 U 36½ ЗАКРЫЛИСЬ U 36¾ (37⅞ – 35⅜)

Это значило, что купил я по 36½, а закрылись торги на 36¾. Пусть это было ненамного выше цены покупки, но тем не менее. Интересно, продолжится ли рост, или цена вернется в прежний ящик? Мне стало любопытно. Возможные убытки я ограничил, теперь же мне хотелось знать, насколько точен я был в своем суждении, и потому я с нетерпением ожидал завтрашней телеграммы. Когда она наконец пришла, я узнал, что Universal Products закрылись на 38⅛. Разброс за день составил 38¾ – 37½. Стало быть, я оказался прав, хотя бы на время. В последующие несколько дней рост продолжился, и уже из Карачи я купил 1500 штук по 40.

Вскоре после этого Universal Products сменили название на Universal Controls и были раздроблены два к одному. Они продолжали вести себя прилично, но после последнего приобретения я счел, что купил их ровно столько, сколько мог себе позволить.

Моя точная позиция по этим бумагам выглядела так (здесь и далее цены средние):

Пробная покупка 300 шт. по 35¼ на 10 644,93 долл.

1200 шт. по 36½ на 44 083,56 долл.

1500 шт. по 40 на 60 585,00 долл.

Всего 3000 шт. на 115 313,49 долл.

В пересчете на акции после дробления у меня их было 6000 штук. Я отложил их в сторону и стал ждать, пока они взлетят. В начале декабря, проверив, что Universal Controls ведут себя хорошо, я порекомендовал их своему секретарю. Мой совет звучал так: «Купите по 31¾. Если они упадут ниже 30, фиксируйте убыток, в противном случае ждите сильного роста. Если что, убыток я покрою».

На беду, отец его оказался чистопородным фундаменталистом старой закалки. Когда он узнал о моем совете, то покрутил пальцем у виска. Его довод был таков: какой смысл покупать акции, если они могут упасть? Он считал, что надо брать лишь те акции, которые точно вырастут. Как будто это можно знать наверняка! Он сказал, что ему надо изучить отчетность компании, а то кто ее знает.

Секретарь последовал совету отца. Он ничего не купил и ждал, пока тот изучит документы. Работа была в самом разгаре, когда цена подскочила до 50.

Попутно со слежкой за Universal Controls, я поглядывал еще за одними бумагами, поведение которых меня интриговало. Звались они Thiokol Chemical.

Впервые они привлекли мое внимание в феврале 1958 года в Токио. Они только что были раздроблены из расчета два к одному и некоторое время были предметом весьма активной торговли, пока не замерли в ящике 39/47, где и сидели, притихнув, несколько месяцев.

Я регулярно справлялся о них в Barron's, и всякий раз эта область спокойствия все так же напоминала тихий пруд в летний день. И все же меня не покидало ощущение, что это было затишьем перед бурей.

В марте я телеграфировал в Нью-Йорк:

ПРИШЛИТЕ КОТИРОВКИ THIOKOL

Котировки приходили исправно, но, не считая краткосрочного всплеска в апреле, ничего замечательного не происходило. Спустя несколько недель я телеграфировал из Гонконга:

ПЕРЕСТАНЬТЕ ВЫСЫЛАТЬ КОТИРОВКИ THIOKOL ВОЗОБНОВИТЕ ЕСЛИ БОЛЬШЕ 45

Я рассуждал так, что пока они не подойдут опять к крышке ящика, смотреть за ними незачем. В первую неделю августа котировки Thiokol опять появились в телеграммах. Преодолев отметку 45, они выглядели так, словно разминали мышцы перед прыжком вверх. Я решил взять немного на пробу:

КУПИТЕ 200 THIOKOL 47¼

Приказ был исполнен по этой цене, и я купил на сумму 9535,26 долл. После этого на протяжении трех недель Thiokol нащупывали верный ритм.

В конце августа я почувствовал, что момент настал, и телеграфировал в Нью-Йорк:

КУПИТЕ 1300 THIOKOL 49½

Покупка состоялась 2 сентября 1958 года по цене 49⅞ на сумму 65 408,72 долл.

Всего у меня было 1500 акций, которые тем временем быстро перевалили за 50 и торговались уже в диапазоне 52-56.

Неделю спустя я получил известие, что Thiokol выпускает варранты. Их давали бесплатно владельцам акций из расчета один к одному. За дюжину варрантов можно было купить одну акцию Thiokol по специальной цене 42 долл. Поскольку акции стоили дороже 50, это было и впрямь дешево – если вы хотели купить. Ежели нет, можно было в течение ограниченного времени продать их на Американской фондовой бирже, где они котировались.

Между тем было у варрантов еще одно весьма замечательное свойство. Согласно правилам биржи, если обладатель варранта пускал его на покупку акций компании, он мог воспользоваться преимуществами того, что называлось «специальным счетом подписки». Если владелец варрантов депонировал их на этом счете, брокеру разрешалось ссудить ему до 75% стоимости акций. Кроме того, такая покупка совершалась без комиссионных.

Я живо ухватился за уникальную возможность купить большое количество акций в кредит. Я решил пустить на это дело все свободные деньги и потому быстренько подбил бабки. Получилось вот что:

А ситуация меж тем развивалась весьма любопытно. Начав договариваться с Нью-Йорком, я обнаружил, что, несмотря на правила, разрешающие кредитование до 75% от размера покупки, между брокерами возникли серьезные расхождения касательно суммы, на которую я мог рассчитывать по условиям счета подписки. Покуда один был готов ссудить 75% от стоимости покупки, другой был не прочь дать те же 75%, но только от рыночной стоимости акций. Thiokol котировались в районе 55, так что второй вариант был намного привлекательней. Разумеется, им-то я и воспользовался.

Я купил 36 тысяч варрантов по средней цене 1 5/16, заплатив за все 49 410 долл. Теперь я мог купить 3 тыс. акций по 42 долл. Это стоило мне 126 тыс. долл., но по условиям подписки мне нужно было добавить всего-то 6 тыс. долл. Остальные мне ссудил один из брокеров.

Условия были столь выгодны, что я решил выжать из них все, что можно. Я рассчитал, что, продав первую партию Thiokol в 1500 штук, по условиям подписки смогу купить вдвое больше. Я продал бумаги по средней цене 53½, что увеличило мою покупательную способность на 57 000 долл. На них я купил вторую партию варрантов в 36 тысяч штук. Как и в прошлый раз, я конвертировал их в 3 тысячи акций Thiokol. Вот последовательность моих действий:

а) продал 1500 акций Thiokol и на вырученные средства

б) купил 36 000 варрантов Thiokol и на них

в) купил 3000 акций Thiokol. Суммарные затраты на покупку 6 тысяч акций составили 350 820 долл.

Во вторую неделю декабря Thiokol переехали с Американской фондовой биржи на Нью-Йоркскую, после чего сразу же поднялись на 8 пунктов и через неделю уже подбирались к отметке 100. Они шли все выше и выше, и мой брокер, судя по его телеграмме, здорово занервничал:

ВАША ПРИБЫЛЬ THIOKOL УЖЕ 250 000

Я получил ее в отеле «Георг Пятый» в Париже. Оказалось, я так был занят изучением котировок, что едва не позабыл о скопившейся прибыли. С учетом денег от операции с Bruce моя прибыль уже перевалила за полмиллиона долларов! Никогда не думал, что у меня когда-нибудь будет столько денег. Мне бы хватило их на всю жизнь.

Известие о том, что я настолько богат, застало меня врасплох. Каждая клеточка моего существа шептала: «Продай! Продай!» На целом свете не было соблазна сильнее. Как поступить? Вырастет ли цена еще больше, или надо было зафиксировать прибыль и уйти подобру- поздорову? Они ведь могут больше и не вырасти. Что если они упадут? Это была ужасная дилемма, старый как мир вопрос «когда продавать», многократно усиленный стоявшей на кону крупной суммой денег. Поступи я правильно, и вся моя жизнь перевернется. Ошибусь – и буду вечно сожалеть.

Мне было страшно одиноко. На свете не было никого, с кем бы я мог посоветоваться. Я решил пойти проветриться, хорошенько выпить и как следует все обдумать. Но прежде чем выйти из номера, я присел за гримерный столик, взял визитку и на обороте ее написал: «Помни Bruce!». Я хотел, чтобы это напоминало мне об уроках прошлого.

Я бродил по Парижу, а пальцы мои без конца мяли в кармане маленький кусочек картона. Всякий раз, когда я порывался телеграфировать брокерам приказ продать Thiokol, я вытаскивал карточку, глядел на нее и не решался.

В итоге я решил не продавать. Это был наглядный пример моей новой тактики, но как же нелегко далось мне это решение! Я вернулся в гостиницу совершенно без сил. Наверное, я был больше похож на человека, подумывающего о самоубийстве, чем на того, кто только что неплохо разбогател.

Но не зря я мучился. Thiokol продолжили расти, и мое парижское решение держать принесло мне намного больше денег.

Через несколько недель в январе 1959 года я вернулся в Нью-Йорк. На момент приземления в аэропорту Айдлвилд я владел 6 тысячами акций Thiokol и таким же количеством Universal Controls. И те, и другие чувствовали себя превосходно. Thiokol стояли на отметке 100, а Universal Controls выросли до 45.

В Нью-Йорке я первым делом отправился обсудить мои дела с брокерами. Они сообщили, что по их расчетам мои вложения принесли мне более полумиллиона долларов.

Я чувствовал себя окрыленным, уверенным в себе, успешным. Я снял номер в «Плазе», решив, пока я в Нью-Йорке, вести дела с близкого расстояния. Если бы я знал, каким дураком готовился выставить себя. В следующие несколько недель мне предстояло своими собственными руками поставить себя на грань катастрофы.

Содержание Далее

Перейти на Главную страницу сайта