Предисловие

Банковский Форекс. На рынке – с 1996 года. До 2016 года обслуживание всех клиентов осуществлялось от лица банка с лицензией Банка России (АО «Нефтепромбанк»). В начале 2016 года был проведен ребрендинг и перевод обслуживания частных клиентов в международную компанию NPBFX Limited с лицензией IFSC. В банке продолжается обслуживание корпоративных клиентов.

Если вы хотите узнать предысторию этой книги, прежде чем вдаваться во все технические вопросы, продолжайте чтение. Если нет, сразу переходите к ГЛАВЕ 1 или даже ГЛАВЕ 2, не утруждая себя изучением моего подхода к торговле.

Так почему же появилась эта книга, и отчего именно теперь? Или поставив вопрос более широко: "Зачем вы раскрываете метод торговли, который действительно работает? Почему бы просто не торговать по нему? Разве вы не боитесь, что если его начнут использовать слишком много людей, он перестанет быть эффективным?" Разумные вопросы, заслуживающие ответы. Короткий ответ: рынки были добры ко мне, предоставив возможность свободно передвигаться и вести комфортабельный образ жизни. Кроме того, недавно я столкнулся с заболеванием, опасным для жизни. Все это наводит на размышления. Создание данной книги позволяет мне вернуть долг миру. Длинный же ответ влечет за собой немного истории.


Знаете ли Вы, что: заняв с 1-го по 10-е место в конкурсе демо-счетов «Виртуальная реальность» от компании Альпари, Вы можете выиграть от $70 до $500. Призовая сумма доступна к снятию без ограничений. Победители, занявшие призовые места с 11-го по 30-е получат от 1000 до 10000 бонусных баллов.


В 1986 г. я пережил серьезное эмоциональное и физическое истощение, вызванное чрезмерной работой и недостатком сна. Я расточал свое здоровье и благополучие ради денег и почестей со стороны моих коллег. Тогда я и узнал, что в жизни есть нечто более важное, чем очередная котировка на S&P. По совету моего друга Джейка Берн-штэйна я согласился выступить с курсом лекций на Международном фьючерсном симпозиуме (Futures Symposium International) в конце 1986 г. в Лас-Вегасе, хотя был абсолютно неподготовлен к восприятию реакции слушателей.

Лекции организовывались как два одночасовых урока: один утром, другой днем. Один пожилой профессор посоветовал мне: "Давайте им самый несложный материал – вверх, вниз, вверх, закрытие, покупка. Чем проще, тем лучше, – сказал он. – Они все равно не поймут и не оценят". "Но ведь я не так торгую", – был мой ответ. "Ну и что", – пробормотал он. Я удивился степени его цинизма. Спросив Джейка – организатора этого мероприятия – о чем, по его мнению, следует рассказать, он ответил мне прямо и просто: "Учи их тому, чему считаешь нужным. Если слушатели это не воспримут, они много потеряют". Именно так я и поступил. На утреннем семинаре собралось человек 35. Их интерес был неподдельным, вопросы интеллектуальными, мне очень понравилось делиться своими знаниями.

После обеда я выступал снова. На сей раз помещение было забито до отказа. Люди притащили стулья из холла и других комнат. Они сидели в проходах, на полу, а некоторые на столах в глубине комнаты. Кроме того, за дверями осталось еще человек 50, не сумевших попасть внутрь. Минут через 20 после начала лекции вспыхнул спор между желающими получить ответ на относительно простой вопрос и теми, кто просил меня продолжить. Время было ограничено, и я делал все, чтобы предотвратить ссору.

Когда семинар закончился, моего офис-менеджера Пэта и программиста Джорджа Дэмьюсиса чуть не разорвали на части. Слушатели были согласны брать все, что угодно.

У нас имелось программное обеспечение для просмотра данных на закрытие дня (ТОРГОВЫЙ ПАКЕТ CIS – CIS TRADING PACKAGE). Оно использовалось на лекции для иллюстрации вопросов, посвященных трендам и осцилляторам, но не было почти ничего для анализа по стилю Фибоначчи, который я тоже преподавал. К счастью, мы имели несколько описаний программного обеспечения FibNode, которое неплохо обучало анализу Фибоначчи в стиле Динаполи. И все это "ушло", вместе с несколькими бета-копиями программного обеспечения. То есть совсем все!

Следующие несколько лет были заполнены выступлениями с лекциями, приглашениями на телевидение, интервью, предложениями по управлению капиталом, возможностями приступить к изданию информационного бюллетеня или организовать финансовую факсовую службу и так далее. В то время как я радовался успеху, полностью наслаждался преподаванием и знакомился с интересными людьми, эта деятельность постепенно стала выходить за границы разумных пределов. У меня появилось ощущение грызущего страха, что если мои разработки будут слишком широко использоваться, это негативно повлияет на рынок, мою собственную торговлю и, конечно же, торговлю моих студентов. Чтобы такое не случилось, я упорно отказывался публиковать книгу, управлять чужим капиталом, издавать какой-либо информационный бюллетень и даже давать рекламу! В трех случаях я настоял на прекращении лекций, на которых велась несанкционированная видеозапись. Я также приостановил продажу полного видеокурса, отснятого на двухдневной презентации, спонсированной Coast в 1990 г., опять же – из-за опасения, что материал разойдется слишком широко. Однако стараясь поддерживать разумный баланс, я создал домашний курс торговли "ФИБОНАЧЧИ, УПРАВЛЕНИЕ КАПИТАЛОМ И АНАЛИЗ ТРЕНДА" (FIBONACCI, MONEY MANAGEMENT AND TREND ANALYSIS). Кроме того, под моим руководством совершенствовалось программное обеспечение FibNodes и шла работа по увеличению функциональных возможностей "ТОРГОВОГО (графического) ПАКЕТА CIS" (CIS TRADING (graphics) PACKAGE). Хотя я и продолжал вести несколько частных семинаров, но число их посетителей было строго ограничено.

Я рассказываю все это, чтобы сделать два очень важных замечаний. В отличие от многих своих коллег, я считаю, что озабоченность чрезмерно широким применением методологии торговли – даже включающей в себя субъективное суждение – уместная и разумная озабоченность. На этот счет у меня есть философское заключение. Любой профессионал, готовый на все, что угодно, лишь бы существовал спрос, неизбежно придет к нервному истощению. Это нервное истощение сразу скажется на его работе. Не желая иметь такую перспективу, я предпочитаю придерживаться золотой середины.

Даже при ограниченном распространении действительно работающих торговых методов воздействия на рынок не избежать. То, что я наблюдал на нем приблизительно с середины 1987 г. до конца 1990 г., по-видимому, непосредственно связано с моими лекциями. Хотя этот эффект и был приглушен, тем не менее он очевиден. Давайте честно признаем: когда появляется что-то хорошее, об этом быстро становится известно. Поэтому надо проявлять бдительность. Если результаты и останутся высокими, то само применение стратегий может оказаться затруднительным.

В период приблизительно с 1984 по 1987 гг. анализ Фибоначчи, совмещенный с весьма эффективными торговыми приемами, о которых я поведу речь в этой книге, давал такие невероятно точные результаты, что было даже страшно. К концу 1989 г. массовые ордера, устанавливаемые прямо на точках разворота Фибоначчи и целевых точках, со стопами на расстоянии двух или трех тиков, стали бить по карманам неквалифицированных игроков, плохо разбирающихся в применении системы Фибоначчи. В своей собственной технике я мог учесть происходящие изменения, тогда как случайные игроки, пытающиеся использовать систему Фибоначчи, начинали нести убытки. Когда много трейдеров добираются до чего-то действительно стоящего, рынок сам следит, чтобы большинство по-прежнему оставалось в проигрыше. Это необходимо, чтобы рынок работал.

К счастью, в декабре 1989 г. журнал Technical Analysis of Stocks & Commodities опубликовал, статью какого-то "умника" с докторской степенью по теоретической математике. Он "изучил" обоснованность движений Фибоначчи на рынках. Исследование с помощью неопровержимой геометрической логики, понятной любому разумному человеку, "доказывало", что методология применения анализа Фибоначчи на рынках просто не работает.

Я узнал об этой "авторитетной" статье во время выступления на Чикагской экономической конференции в 1989 г. У меня был деловой разговор с моим хорошим другом и клиентом, профессиональным биржевым трейдером, когда несколько взволнованных слушателей направились к нам. Первый из них размахивал экземпляром журнала Stocks & Commodities, находясь в возбуждении от этой статьи, "полностью опровергавшей" предмет моей предстоящей лекции.

Как только мой клиент и я поняли, из-за чего разгорелся весь сыр-бор, мы одновременно исполнили друг перед другом нечто вроде военного танца, что в среде трейдеров равнозначно отметке "пятерка с плюсом". Слушатель не был профессионалом и не мог постичь причину нашей радости. С чего это вдруг специалист по Фибоначчи так веселится из-за статьи в журнале Stock & Commodities, доказывающей неработоспособность анализа Фибоначчи? Разумеется, мы, профессиональные трейдеры, надеялись, что наша работа теперь станет легче – возможно, намного легче, чего, естественно, не мог понять новичок. Так и произошло буквально через несколько месяцев – спасибо трудностям, которые рынок создавал перед случайными игроками по системе Фибоначчи, и данной журнальной статье.

Таким образом, для меня распространение собственной методологии торговли стало балансированием между отрицательным эффектом, обусловленным раскрытием торговых методов, и огромными преимуществами, возникающими в результате признания меня авторитетом в определенной области. Многие из вас, борющиеся сегодня лишь за то, чтобы провести еще одну успешную сделку, не могут и представить себе, какие двери распахивает статус эксперта в торговле – и не только здесь в США, но и во всем мире!

Начиная приблизительно с 1991 г., я стал внимательно поглядывать на Азию. Рынки там буквально "лопались". Ко мне постоянно приходили сообщения от моих клиентов в этом и других регионах мира, что мои методы легко обходят конкурентов. Я постоянно учил своих студентов идти туда, где прибыль дается легче всего, и всегда хотел побывать в Азии, так что... я махнул рукой на все свои дела, кроме самых важных выступлений в США, по которым существовали договоренности, и отправился исследовать чудеса, обобщенно называемые Азией. Как профессионал, выступающий во всех главных центрах, я имел возможность изучить культуру и собрать "компетентную информацию", как функционируют рынки в каждой стране, где я побывал. Это был интересный опыт. Дома, в США, клиенты все еще находили дорогу к моей двери, но число их было ограничено и вполне управляемо, но что более важно – воздействие на рынки оставалось приглушенным. Теперь, когда я пишу эти строки в 1997 г., обстоятельства позволяют обнародовать дополнительный материал. Появилось множество новых экспертов по Фибоначчи, некоторые из них – мои прежние студенты. Была проделана хорошая работа. Вышло несколько, назовем их "неработоспособными", книг по данной теме. Что это дает? Если об анализе Фибоначчи пишется "неработоспособная" книга, и люди теряют деньги, пытаясь применять данную технику, это хорошо. Все, что отпугивает трейдеров от использования концепции в ее надлежащей форме, благо для тех, кто умеет правильно применять ее, потому что в важных для нас ценовых областях будет меньше "разрушительной" деятельности рынка.

Все трейдеры по-своему понимают, как должна применяться эта методология. Каждый делает с ней что-то особенное. Откровенно говоря, это облегчило мне торговлю и позволило написать эту книгу. Простая правда в том, что чем больше людей учат неверному или неэффективному использованию анализа Фибоначчи, тем лучше и для меня, и для вас. Конечно, практически невозможно надеяться, что вся концепция будет полностью опорочена. Просто есть слишком много людей, делающих чересчур много денег, торгуя по этому методу, если они знают, как применять его должным образом.

Кроме работы по методу Фибоначчи, рынок изобилует новыми техническими приемами и методами. Появились горящие энтузиазмом трейдеры-новички, которых готовы учить такие же новоиспеченные и пылкие эксперты, преподающие новые методы. Повсюду идут нарасхват TradeStation и другие пакеты программ для технического анализа, слепо повторяющие построение торговых систем. Все это – хорошие новости. Они наводят на мысль, что понимание сути этого изложения может принести большие дивиденды. Но берегитесь! Если эта книга будет пользоваться большим спросом, и если ей вооружатся широкие массы (что маловероятно, потому что для этого требуется много работать), то через какое-то время могут возникнуть определенные последствия. Естественно, когда какая-либо методология получает слишком большое распространение, рынок позволяет полностью познать его истинный потенциал и возможности только тому, кто учится прилежно и обращает внимание на нюансы. В этом отношении данный подход не отличается от любых других.

Содержание Далее

Перейти на Главную страницу сайта