Fidelity

Один из лучших Форекс-брокеров – компания «RoboForex». ECN-счета с депозитом от $10. Возможность торговать акциями Amazon, Facebook, Siemens и еще более чем 12.000 активов через платформу «R Trader» с депозитом от $100. Разрешены скальпинг, пипсовка, любые советники и стратегии. Имеется бесплатный конструктор торговых стратегий.

После службы в армии Линч вернулся в Fidelity, уже в качестве аналитика. К 1974 г. он стал директором по анализу, а в 1977 г. было принято знаковое решение о его назначении управляющим только что укрупненного фонда Magellan Fund. Фонд был создан в 1963 г. и к 1966 г. вырос до 20 млн., но из-за кризиса в начале 1970-х гг. и погашения вкладов части акционеров к 1976 г. «сжался» до 6 млн. Слияние Magellan Fund с другим фондом позволило увеличить его до 18 млн. Его и передали в управление Линчу. Директора Fidelity поступили очень мудро, позволив Линчу выбирать акции на свое усмотрение. Их доверие было щедро вознаграждено: Magellan Fund стал самым результативным фондом в мире.

Проблемы профессионалов

Несмотря на то что Линч был управляющим фонда, он относился к своей профессии на удивление скептически. Его первое правило гласит: «Перестаньте слушать профессионалов!» Линч убежден, что обычные люди, «используя привычные 3% мозга», могут получить такой же или даже более высокий доход, как и среднестатистический «эксперт». Он по-настоящему верит, что специалисты, получающие большие оклады и бонусы за управление чужими средствами, принимают множество необоснованных инвестиционных решений. В свою очередь, любитель обладает многими преимуществами, позволяющими переиграть и рынок, и профессионалов.


Знаете ли Вы, что: один из наиболее солидных Форекс-брокеров – компания Альпари успешно предоставляет услуги трейдерам с конца прошлого тысячелетия! А именно – с 1998 года. :) При этом она идет в ногу со временем, постоянно развиваясь и совершенствуя качество предоставляемых услуг.


Профессионалы сталкиваются с целым рядом ограничений, которых любитель может избежать. Существуют социальные, политические факторы, которые не позволяют управляющим фондов «выделяться из толпы». Если они рискнут и понесут убытки, то окажутся виноватыми. Поэтому им выгоднее следовать за общей массой инвесторов. К тому же в каждой отрасли и в каждой фирме действуют различные регулирующие правила и нормы, ограничивающие рациональное инвестирование:

• Фондам разрешается вкладывать средства только в акции определенных типов. Инвестиционные комитеты могут формировать списки компаний, из которых затем и выбирает менеджер. Хорошо, если в таком списке окажутся динамичные и привлекательные компании, но зачастую в него включается лишь то, что нравится всем 30 членам комитета. В результате интересные новые компании, нашедшие очень прибыльную нишу, не попадают в список. Ни одна из великих симфоний не была написана коллективом композиторов. Точно так же ни один из самых доходных инвестиционных портфелей не был сформирован комитетом. Его члены едва знакомы с компаниями, которые они вписывают и вычеркивают. Они никогда не посещают эти компании, не наводят справок об их будущем потенциале.

• Фонды не могут направлять значительную долю средств на заключение нескольких выгодных сделок. Они обязаны широко распределять активы по рынку и могут вложить в определенные акции лишь небольшой процент своих средств.

Фонды могут покупать акции только высоко капитализированных компаний. Из-за значительных объемов инвестиций они вынуждены покупать акции крупных компаний. Кроме того, они любят покупать высоколиквидные бумаги.

Допуская существование исключительно талантливых управляющих фондами, Линч считал, что большинство из них – это «заурядные управляющие, бездарные управляющие, ленивые управляющие, угодливые управляющие, пугливые управляющие, а также прочие разнообразные прилипалы, неудачники и подражатели, зажатые в тиски строгих правил».

Оксимороны

Как и Уоррен Баффетт, Линч так называет профессиональных управляющих фондами, не соответствующих статусу инвестора в его понимании этого слова. Что же такого неправильного делают эти люди? Почему они показывают низкую результативность по сравнению с фондовым рынком, а также способными и активными инвесторами-любителями? Линч убедился, что в его профессии действует неписаный закон: нет ничего страшного в неудаче, если она стала результатом общепринятых традиционных подходов, однако неудачная попытка нарушить традицию ради получения высокого дохода грозит увольнением. Тот, кто не хочет остаться без работы, старается держать «приемлемые», безопасные активы и избегает нетрадиционных акций. Такие люди действуют по шаблону. Например, просто покупают надежные «голубые фишки», показавшие хорошую результативность в недалеком прошлом. Если после этого они несут убытки из-за снижения курса акций, их никто в этом не обвинит по двум причинам. Во-первых, другие традиционно мыслящие профессионалы (например, их босс) не осудят покупку таких солидных «хороших» компаний, как IBM или Pгocter & Gamble. Во-вторых, они окажутся среди сотен других управляющих, точно так же проигравших из-за снижения цен. Их неудачное решение растворяется в неудачном решении основной массы игроков.

В итоге для большинства управляющих фондами важнее всего не выглядеть виновными в неудаче. Выбирая между неизвестной компанией, способной принести необычайно высокую прибыль, и солидной компанией, гарантирующей доход немногим выше эталонного индекса, такие управляющие больше заинтересованы во втором варианте. «Они не покупают Wal-Mart, когда акции продаются по 4, компания имеет небольшой магазинчик в одном из городков в Арканзасе и планы на скорое расширение. Они покупают WalMart, когда ее гипермаркеты расположены во всех крупных населенных пунктах Америки, за ее бизнесом следят пятьдесят аналитиков, а председатель ее совета директоров дает интервью журналу People... Но к тому времени акции стоят уже 404». Нетрадиционные действия возможны для частных инвесторов, но не типичны для управляющих фондами, которым известно, что плохой результат может поставить крест на их карьере. Балом правит посредственность.

Самому Линчу повезло в том, что он мог работать как инвестор-любитель, а не профессиональный управляющий. Ему предоставили возможность покупать любые акции, не заставляли придерживаться определенной стратегии или работать с ограниченным списком компаний. И даже когда фонд Magellan начал расти, Линч продолжал инвестировать в свои «Нишевые» компании. Они составляли большую часть его портфеля, включавшего в себя акции 1 400 различных предприятий.

Преимущества любителей

Инвестор-любитель не ограничен жесткими правилами, усложняющими жизнь профессионалов. Вместо того чтобы инвестировать в плохо понятные компании, он может покупать акции небольших и средних фирм, способных принести большую прибыль. Ему нужно лишь несколько различных компаний. У него есть время, чтобы понять отрасль и найти новые интересные компании. Ему не приходится объяснять комитету, почему и как он продает или покупает. Он не обязан соревноваться с другими инвесторами или ежеквартально публиковать свои результаты. Линч считал, что любитель, изучающий компании хорошо известной ему отрасли, может переиграть 95% профессиональных управляющих фондами.

Преимущество частных инвесторов заключается в знаниях, которые они могут собрать о конкретных компаниях или отраслях. Они могут заметить отлично растущие компании задолго до того, как о них услышат профессионалы. Инвесторы могут первыми обнаружить «десятикратников» в своем регионе. Среднестатистический инвестор находит две-три хорошие компании в год, просто оглядываясь вокруг себя. Линч был убежден, что идеи для инвестирования следует искать на основе собственного опыта. Один из его фаворитов – Buгlington Mall, огромный торговый центр, расположенный рядом с его родным городом. Посещая такой центр, и Линч, и любой инвестор-любитель на своей территории, может получить представление о множестве предприятий розничной торговли. Линч считает, что прогулка по торговому центру – отличная форма фундаментального анализа. Она дает инвестору возможность оценить целый ряд возможных объектов для инвестиций, аккуратно расположенных друг напротив друга для удобства покупателей акций. Это гораздо более полезный способ провести время, чем посещение инвестиционных конференций.

Частному инвестору особенно в эпоху интернета, доступна основная необходимая информация о любой компании. Отчеты компаний и куча других данных публикуются на веб-сайтах. Существуют отчеты брокеров, онлайн-чаты, возможности встретиться с директорами и менеджерами на общих собраниях акционеров.

Правда, Линч говорит, что его лучшие вложения вовсе не были результатом разговоров с директорами, финансовыми аналитиками или коллегами. Он наткнулся на них за повседневными делами. Одной из самых успешных стала для Линча сделка с бумагами Тасо Bell. Когда-то это была крошечная компания, но Линчу очень понравились ее буррито. Другой фаворит – сеть гостиниц La Quiпta Motor Inns, о которой он узнал от одного из сотрудников ее конкурента Holiday Inn. Еще одним триумфальным приобретением стала Apple – у его детей был такой компьютер. Другой пример – Dunkin' Donuts, привлекшая внимание Питера своим восхитительным кофе. Первоначальных впечатлений, безусловно, еще недостаточно для покупки акций. Однако они порождают идеи, над которыми можно поработать.

Содержание Далее

Перейти на Главную страницу сайта