Баффетт, Мангер и риск

Один из лучших Форекс-брокеров – компания «HYCM». Входит в состав корпорации «Henyep Group», основанной в 1977-м году. В настоящее время абсолютно легально предоставляет услуги трейдерам в различных юрисдикциях, действуя на основании лицензий от «FCA», «CySEC», «DFSA» и «CIMA».

Баффетт и Мангер считают, что следует избегать ненужных рисков. Их концепция изложена в приведенной ниже цитате.

Мы считаем, что реальный риск, который должен оценивать инвестор, – будут ли общие доходы от его инвестиций после уплаты налогов (включая доход от продажи), ожидаемые в течение предполагаемого периода владения, обладать по крайней мере такой же покупательной способностью, как и вначале, увеличенной на достаточную ставку дохода применительно к первоначально вложенным средствам. Такой риск нельзя рассчитать с абсолютной точностью, однако в ряде случаев его можно оценить достаточно верно. Основными факторами такой оценки являются:

1) определенность, с которой можно оценить долгосрочные экономические показатели бизнеса;

2) определенность, с которой можно оценить менеджмент, включая его способность полностью реализовать потенциал бизнеса и грамотно распорядиться его денежными потоками;

3) определенность, с которой можно рассчитывать, что менеджмент будет использовать выгоды бизнеса в интересах акционеров, а не в собственных интересах;

4) цена покупки бизнеса;

5) ожидаемые уровни налогообложения и инфляции, которые определят степень уменьшения доходности по покупательной способности инвестора относительно его валового дохода.


Знаете ли Вы, что: до 23-го апреля 2021 года Вы можете купить доллары по курсу: $1 = 60 руб., участвуя в специальной акции от компании Альпари!


Эти факторы, вероятно, покажутся многим аналитикам крайне неопределенными, поскольку их нельзя извлечь из какой-либо базы данных. Однако сложность точной количественной оценки этих аспектов не уменьшает их важности и не является непреодолимой. В свое время Джастис Поттер Стюарт сказал, что невозможно создать тест на порнографию, но при этом заметил: «Когда я ее вижу, то понимаю, что это именно она». Точно так же и инвесторы могут не точно, но с допустимой приблизительностью «увидеть» риски, кроющиеся в определенных объектах вложений, без применения сложных уравнений или исторических данных о ценах.

Настолько ли трудно прийти к выводу, что Coca-Cola и Gillette обладают гораздо меньшим коммерческим риском в долгосрочной перспективе, чем, скажем, какая-то компьютерная компания или ретейлер? Coca-Cola продает примерно 44% всех прохладительных напитков в мире, а Gillette имеет долю рынка лезвий для бритья, превышающую 60% (в денежном выражении). Если оставить в стороне жевательную резинку, где лидирует Wrigley, я не знаю никаких других крупных рынков, где компания-лидер так долго и успешно работала бы во всем мире.

Более того, и Coca-Cola, и Gillette фактически увеличили свою долю на мировом рыке в последние годы. Мощь брендов, качества продуктов и сила систем дистрибуции дают им огромное конкурентное преимущество, создавая «защитный ров» вокруг их экономических замков. Напротив, среднестатистической компании приходится ежедневно бороться за свое существование, поскольку она не имеет таких средств защиты. Как говорит Питер Линч, акции компаний, реализующих продукты, похожие на сырьевые товары, должны содержать предупреждающую надпись: «Конкуренция опасна для человеческого капитала».

Конкурентные преимущества Coca-Cola и Gillette очевидны даже для стороннего наблюдателя. Однако «бета» у их акций такая же, как и у множества заурядных компаний, обладающих мизерным конкурентным преимуществом или и вовсе его не имеющих. Следует ли из этого сходства, что конкурентная сила Coca-Cola и Gillette никак не влияет на оценку их коммерческого риска? Или нам стоит сделать вывод, что риск владения долей таких компаний – их акциями – каким-то образом расходится с долгосрочным внутренним риском их деятельности? Мы считаем, что оба вывода бессмысленны и что приравнивание «беты» к инвестиционному риску также бессмысленно.

Теоретики, взращенные на «бете», не имеют методик различения рисков, присущих, к примеру, компаниям, продающим один вид игрушек, например горки для домашних животных или хулахупы, и тем, чьим единственным продуктом является игра «Монополия» или кукла Барби. Однако обычные инвесторы вполне могут определить такие различия, если достаточно хорошо понимают поведение потребителей и факторы, формирующие долгосрочную конкурентную силу или слабость. Конечно, все инвесторы ошибаются. Однако если ограничиться относительно небольшим количеством легких для понимания компаний, достаточно умный, информированный и усердный человек может оценить инвестиционные риски с приемлемой точностью .

Содержание Далее

Перейти на Главную страницу сайта