Японское приключение

Один из лучших Форекс-брокеров – компания «HYCM». Входит в состав корпорации «Henyep Group», основанной в 1977-м году. В настоящее время абсолютно легально предоставляет услуги трейдерам в различных юрисдикциях, действуя на основании лицензий от «FCA», «CySEC», «DFSA» и «CIMA».

В 1950-х и 1960-х гг. инвесторы из США и других стран считали Японию страной-неудачницей, проигравшей несколько войн, «Индустриальным болотом» с мизерным рынком. Ее репутация была очень плохой. Страна производила заурядную дешевую продукцию, а «Made in Japan» означало низкое качество. Японию избегали, считая, что она никогда не сможет стать лидером в области новых разработок или качества.

Темплтон изучал японский характер и бизнес с 1 940-х гг. Он знал намного больше других. Он видел, что японцы чрезвычайно трудолюбивы и готовы идти на все ради будущего процветания. Их сбережения составляли одну четверть от каждой заработанной иены. Для сравнения, сбережения населения США составляют примерно 5% от заработка. Бережливость японцев позволяла им увеличивать инвестиции в машины и оборудование. Кроме того, между руководителями компаний и работниками складывались прочные узы. Люди считали за честь работать в хорошей компании и с большим уважением относились к руководству.


Знаете ли Вы, что: группа компаний «Henyep Group», в состав которых входит Форекс-брокер HYCM, была основана в 1977-м году (более 40 лет тому назад); в настоящее время брокер имеет лицензии от «FCA» (Великобритания), «CySEC» (Европейский союз), «DFSA» (ОАЭ) и «CIMA» (Каймановы острова).


За десять лет, прошедших после разрушительной Второй мировой войны, Япония стала крупным центром промышленного производства, прежде всего, тяжелого машиностроения. Начиная с 1 950-х гг. Темплтон вложил в акции японских компаний значительную часть собственных сбережений, но не мог инвестировать в них средства своих клиентов из-за жесткого валютного контроля, действовавшего тогда в Стране восходящего солнца, который ограничивал вывод капитала. Средства можно было вложить в акции японских компаний, но их нельзя было вернуть. Темплтон рассудил, что правительство страны неизбежно продолжит либерализацию экономики и рано или поздно позволит иностранным инвестициям обращаться свободно. Он оказался прав, это случилось в 1 968 г. Темплтон немедленно направил в Японию средства своего фонда.

В то время акции японских компаний продавались по ценам, которые, по мнению Темплтона, в среднем превышали чистую прибыль всего в четыре раза. Для сравнения, цена акций американских компаний была выше чистой прибыли в 19,5 раз. Других инвесторов отталкивали резкие колебания цен, отсутствие информации о компаниях. Они сохраняли свое пессимистическое отношение к Японии. Темплтон же заключил много выгодных сделок, причем TG F никогда не платил цену, превышавшую прибыль больше чем в три раза, даже за акции самых лучших компаний.

Вскоре 50% активов TGF были вложены в акции японских компаний. Темплтон подвергся жесткой критике за то, что (а) покупал акции в Японии и (б) вложил в них большую часть фонда. На эти претензии он отвечал, что наиболее выгодные сделки сейчас можно заключить именно в Японии.

Преимущества сложности учета и законодательства

Многие инвесторы опасались покупать акции в Японии из-за сложности местных правил бухгалтерского учета и расплывчатости законодательства. Японские компании не публиковали данных о своих консолидированных доходах.

Например, если дочерняя компания получала 1 млн. прибыли, но выплачивала материнской компании лишь 150 000, неосведомленный инвестор мог прийти к выводу, что доля материнской компании в прибыли дочерней компании составляет всего 150 000. На самом же деле, обладая 60% акций дочерней компании, материнская получала долю прибыли в $600 000. Исходя из этого, Темплтон искал для инвестиций компании с максимальным разрывом между опубликованными данными о прибыли материнской компании и консолидированной прибылью.

Компания Hitachi имела несколько дочерних предприятий, доли в прибыли которых не консолидировались в ее финансовой отчетности. Прибыль Hitacl1i была искусственно заниженной, а коэффициент «цена-прибыль» (PER) казался очень высоким и равнялся 16. Темплтон добавил к показателю прибыли Hitachi показатели прибыли дочерних компаний и получил PER, равный 6. Консолидированная прибыль превышала прибыль материнской компании в два с половиной раза. Темплтон предположил, что японские инвесторы, несомненно, заинтересуются акциями компании и поднимут цену в два с половиной раза. Когда правительство обязало компании публиковать консолидированные данные о прибыли, японские инвесторы стали опираться на них, и цена акций выросла.

Вывод: найдите время, чтобы понять ситуацию во всех деталях, особенно если это трудно для других.

В 1 960-х гг. японское «экономическое чудо» привело к росту экономики на 10% в год. Компании, в которые инвестировала TGF, получали небывалую прибыль. Это привлекло внимание множества инвесторов со всего мира, однако они оказались на несколько шагов позади Темплтона.

На волне небывало высокого роста японского фондового рынка Темплтон оказался в центре внимания инвестиционного сообщества. В 1969 г. New York Times опубликовала список 25 лучших управляющих ПИФов, ранжированный по результативности за период с января по сентябрь. Темплтон и Templeton Gгowtl1 Fllnd был лидером списка с доходностью 19,38 по чистым активам, поднявшись с 1 9-го места в 1968 г. С учетом того, что общее число анализируемых ПИФов составило 376, это был поистине отличный результат.

Последующие годы были не столь успешными, но Темплтон меньше заботился о краткосрочных показателях, чем об исключительно высокой долгосрочной доходности. Показатели TGF были ниже промышленного индекса Доу – Джонса в 1970, 1971 и 1975 гг., однако общая доходность компании по сложным процентам в 1970-х составила 22%, в то время как индекс вырос всего на 4,6%.

К концу 19 70-х гг. японские акции так «разогрелись», что обычный показатель PER достиг 30, а для самых популярных компаний – более 70. При этом прирост прибыли компаний резко снизился по сравнению с 1960-ми Инвесторы платили все больше, а стоимость все уменьшалась. На рынке царил «необоснованный оптимизм». Темплтон же в это время искал выгодные сделки в других странах, оплачивая их за счет прибыли от японских акций.

Он закрыл свои позиции по акциям японских компаний в начале и в середине 1 980-х гг., на пике их популярности и в период последней восходящей волны одного из крупнейших в истории пузырей фондового рынка (с 1 960 по 1989 г. он вырос в 36 раз). Несмотря на огромную прибыль, позже он сожалел, что не смог с выгодой поучаствовать в погоне «За всем японским» в конце 1980-х гг. В 1991 г. на общем собрании участников TGF он заявил своим верным последователям, что нужно было подождать и не торопиться выводить прибыль из Японии.

В последующие годы он продолжал питать нежные чувства к этой стране, что, однако, никак не влияло на его суждения о стоимости акций. В 1 988 г. он сказал, что у него больше ничего нет в Японии, но он хотел бы вернуться туда, поскольку японцы по-прежнему бережливы, честны, трудолюбивы, хорошо организованы и целеустремлены. Но возвращение было возможно только при наличии более выгодных сделок с акциями, чем в других странах. Японский рынок никогда больше не возвращался на рекордный уровень 1989 г. После его падения на 50% в 1 990 г. Темплтон нашел на нем всего две компании – Hitachi (вновь) и Matsusl1ita Electгic Iпdustгial. Но в дальнейшем доля инвестиций фонда в Японии не превышала и половины процента.

Содержание Далее

Перейти на Главную страницу сайта