Глава 7. Пожиратель новостей

Банковский Форекс. На рынке – с 1996 года. До 2016 года обслуживание всех клиентов осуществлялось от лица банка с лицензией Банка России (АО «Нефтепромбанк»). В начале 2016 года был проведен ребрендинг и перевод обслуживания частных клиентов в международную компанию NPBFX Limited с лицензией IFSC. В банке продолжается обслуживание корпоративных клиентов.

Роланд Кэмпбелл

Роланд Кэмпбелл, переживший пузырь доткомов, избрал для себя подход Уоррена Баффетта – торговать только тем, что ты хорошо знаешь. Эта тактика сослужила ему добрую службу, когда он играл на понижение акций с отрицательным доходом и на повышение акций с положительным доходом перед крахом фондового рынка в 2001 году. С тех пор он переключился на торговлю валютой, используя почти ту же стратегию, ориентированную на фундаментальные показатели, что он применял на фондовом рынке, – хотя теперь его сделки стали более краткосрочными. Стратегия Роланда – торговать на новостях, но лишь на тех, что застигают рынок врасплох. Его конек – оказаться на рынке в момент массового заблуждения его участников, которые начинают закрывать сделки. Ключевой аспект стратегии, которую он применяет весьма успешно, – игра против настроений рынка. Он ищет крупные скачки цен, вызванные заблуждениями рынка, – однажды таким образом ему удалось превратить 60 000 долларов в 100 000 за одну сделку. Роланд практикует фэн-шуй и считает, что комфортная обстановка способствует его успеху, помогая ему сохранять сосредоточенность и спокойствие во время игры на бирже. Мы выбрали послеполуденное время, чтобы поговорить с Роландом по телефону, и он любезно поделился с нами своими секретами торговли.


Знаете ли Вы, что: брокер бинарных опционов Intrade.bar разрешает торговлю и вывод средств без верификации, кроме случаев, когда Вы выводите деньги не на ту карту, с которой пополняли счет.


В: Можете ли вы рассказать немного о себе?

О: Конечно. На самом деле я не торгую на бирже целый день. Я посвящаю этому часть свое времени, и это упрощает дело. Это не давит на меня, поскольку у меня есть стабильный доход. Мой режим работы позволяет торговать практически в любое время, в любой день, когда появляются новости, влияющие на рынок. Я часто работаю по субботам и воскресеньям. Мой успех во многом определяется тем, что у меня нет необходимости заработать на бирже определенную сумму. Если бы это был мой единственный источник дохода, мне было бы страшновато, впрочем, наверное, я справился бы и с этим.

В: Какова ваша основная работа?

О: Я – инженер-системотехник в крупном банке. Моя работа не имеет ничего общего с трейдингом.

В: Приходилось ли вам сталкиваться с игрой на бирже, когда вы были помладше?

О: Можно сказать, что я выбрел на это сам. Мои близкие весьма консервативны. Они убеждены, что деньги следует хранить в банке, откладывая их на черный день. У моего отца открыт накопительный пенсионный счет 401 (k). Поэтому у нас дома данная тема обсуждалась не слишком часто. Однако, когда в период технологического бума я переехал в Сан-Франциско, чтобы устроиться на работу, оказалось, что там она весьма популярна. Все вокруг торговали акциями или чем-то еще, и я растерялся. Я не понимал, что происходит. Мне хотелось участвовать в этих разговорах, и я начал собственные изыскания, отбирая компании, которые мне нравились. Когда я нашел несколько таких компаний и разузнал, что они собой представляют, я стал понемногу покупать их акции.

В: Вы получили техническое образование, изучали ли вы когда-либо экономику или финансы?

О: Да, но это были просто обязательные курсы. Я не посещал никаких занятий, кроме обязательных.

В: По какому принципу вы отбирали акции, которыми хотели торговать?

О: Я хотел заниматься быстрыми биржевыми спекуляциями и поэтому подыскивал акции с большими объемами. Поначалу я торговал известными высокотехнологичными компаниями, опираясь главным образом на информацию, которая передавалась из уст в уста. На самом деле я застал рынок в момент перелома и узнал массу вещей об игре на понижение. Я сумел неплохо проявить себя и воспользоваться ситуацией, когда другие поспешно сбрасывали акции.

В: То есть торопились покинуть рынок, продавая акции по дешевке? Как вы научились делать это?

О: Я всегда был настроен весьма пессимистично. Я видел эти компании и думал: «Как они могут делать деньги?» Я просматривал их балансовые отчеты и знал, что они теряют деньги. «Почему все вокруг не играют на понижение?» – удивлялся я. И стал шортить акции компаний, которые терпели убытки, покупать те, что оставались прибыльными, и это дало неплохие результаты. Я закрывал короткие позиции и вкладывал средства в прибыльные компании, например банки – в ту пору они были моими фаворитами.

В: Таким образом, вы действовали методом Уоррена Баффетта – проверяли, в порядке ли фундаментальные показатели?

О: Абсолютно верно.

В: Как долго вы занимались этим?

О: Всерьез я начал торговать где-то в 2000 году. Кроме того, немного занимался опционами. Впрочем, там я применял аналогичные стратегии.

В: Вы опирались исключительно на фундаментальный анализ? Смотрели ли вы на графики?

О: Поначалу все сводилось к фундаментальным показателям. На самом деле я не имел ни малейшего представления о техническом анализе. Я не заходил так далеко.

В: С какой суммы вы начали?

О: Что-то вроде 5000-10 000 долларов.

В: Это были ваши личные сбережения или вы взяли деньги в долг?

О: Это были мои сбережения. Но тогда я только-только взялся за дело. Понятно, что при этом даже небольшой удар причинял боль. Теперь, набравшись опыта, я понимаю, что, наверное, мне не следовало торговать на эти деньги.

В: Когда вы начали торговать акциями, дела у вас пошли неплохо. Впоследствии удачная полоса продолжилась?

О: Я считаю, что поначалу мне невероятно везло. Возможно, это было не к добру, потому что рынок затянул меня. Сделав за несколько дней 10-20 процентов, я думал: «Я не уйду с этого рынка». Однако не прошло и года, как я лишился денег на счете, потому был слишком тороплив и агрессивен.

В: Вы стали слишком сильно рисковать своим капиталом?

О: Да. Проблема была в том, что я заключал слишком много сделок.

В: Каков ваш стиль? Вы из тех, кто закрывает позиции к концу дня? Или вы держите их дольше?

О: В то время держал. Если это была хорошая компания с сильными фундаментальными показателями, я мог спокойно держать ее пару недель. Но попутно я занимался быстрыми спекуляциями в пределах часа-двух, работая с компаниями помельче, за что и поплатился.

В: И каков был ваш доход в начале?

О: Можно прикинуть. Я растратил деньги на первом счете примерно за полгода. Потом я открыл следующий счет, пообещав себе, что не буду рисковать, – я попытался шортить акции очень сильных компаний, в том числе Expedia, Krispy Kreme Donut, – и конечно, потерял уйму денег. В основном это было результатом двух-трех весьма неудачных сделок.

В: Как вы считаете, на чем вы попались? Вы использовали стоп-ордера? Или все дело было в волатильности?

О: Я не использовал стоп-ордера на фондовом рынке, даже на коротких позициях, что, вероятно, было неразумно [смеется].

В: Так значит, примерно через полгода вы лишились средств на счете. Почему вам захотелось вернуться на рынок?

О: Да. Я чувствовал, что совершил несколько крупных ошибок. Я не слушал никого вокруг. Я думал, что знаю, как это делается. Я не желал никого слушать и не чувствовал потребности в диверсификации. Но меня не устраивал портфель, который растет на 5 процентов в год. Я хотел заставить деньги работать. Поэтому, вернувшись на рынок, стал чуть более осмотрительным. Я стал больше интересоваться компаниями, с которыми имел дело. Я понял, что, если акция падает, нет ничего страшного в том, чтобы подкупить еще немного, тогда как раньше я бы просто закрыл позицию.

В: Когда вы добавили к этому торговлю опционами?

О: Честно говоря, мне надоела низкая волатильность на фондовом рынке. Сразу после краха казалось, что рынок попросту замер, а если что-то двигалось, на это набрасывались все. Мне хотелось чего-то более динамичного, большего напряжения сил, и опционы оказались именно тем, что нужно. Я не считаю себя крупным специалистом, но при первой же сделке мне страшно повезло – я купил 30 опционов по доллару и продал их с прибылью 1000 процентов.

В: Сколько времени это заняло?

О: Я попал на крючок [смеется]. Это продолжалось больше месяца, речь шла об акции, от которой трудно было ожидать какого-то движения. Это было просто чудом, мне несказанно повезло [смеется].

В: Как вы познакомились с опционами? Вы посещали занятия или семинары, где учили работать с ними?

О: Все началось с того, что наша компания выдала нам опционы на акции, и мне захотелось разобраться, что это такое. Я принялся изучать этот вопрос, чтобы понять, что такое опционы. Я подумал: «Ого, да ведь я могу использовать путы и коллы на фондовом рынке, хеджируя разные сделки». И я начал использовать их, в первую очередь работая с акциями, которые позволяли рассчитывать на высокую волатильность в ближайшей перспективе, например, при публикации результатов клинических исследований лекарства. Подобные вещи были мне очень на руку.

В: Волновали ли вас такие моменты, как временное разрушение стоимости?

О: Да. На первых порах это убивало меня. На самом деле вначале я попросту не принял это в расчет. Мне понадобилось заключить несколько сделок, чтобы понять, что делает время, и, конечно, дело кончилось тем, что несколько моих опционов обесценились.

В: Изменилось ли что-то в вашей торговой стратегии, когда вы переключились с акций на опционы, или вы увязывали одно с другим?

О: Как правило, я использовал их в связке. Хеджировал одно другим. Честно говоря, я торговал опционами не слишком много, заключил, наверное, порядка сотни сделок. Я не могу похвастаться обширным опытом по этой части – главным образом, я применял их для хеджирования. К тому же со временем слегка потерял к этому интерес. Дела у меня шли неплохо, но я увлекся своей работой и сказал себе – время от времени я буду класть некоторую сумму на свой торговый счет и играть на эти деньги. В моей жизни и так было слишком много событий. Но затем я открыл для себя валюту, и это изменило для меня все. Она стала моей страстью. Я начал торговать и не мог оторваться от компьютера. Я понял – это мое.

В: Как давно вы открыли для себя валюту?

О: Около трех лет назад.

В: Как происходило ваше знакомство с этим рынком?

О: Честно говоря, я проводил кое-какие изыскания в Интернете. Я интересовался этим. Я немного поездил по Европе и Азии и знал о валютной бирже. Но я не представлял, как торгуют валютой. Я хорошенько изучил этот вопрос в Интернете. Я прочел пару книг – в общем-то, занимался самообразованием. Сказать по правде, мне не удалось найти никого, кто знал бы про торговлю валютой хоть что-то.

В: Переключившись с акций на валюту, вы по-прежнему ориентировались на фундаментальные показатели? Или вы стали использовать и технический анализ?

О: Я сочетал и то, и другое. Именно тогда я стал осваивать графики. Поначалу я торговал главным образом основными валютами. Первые несколько месяцев я работал практически только с парой евро/доллар США, просто чтобы прочувствовать ее. Потом я обратил внимание на высокую волатильность японской иены, и мне захотелось торговать и ею. По большей части я торговал основными валютами. Я старался не связываться с кроссами, поскольку не представлял, как они работают.

В: Если можно, расскажите, какой логикой вы руководствуетесь при заключении сделок?

О: Я всегда торгую против рынка. Когда все играют на повышение, я смотрю в другом направлении. Я жду, когда будет достигнут соответствующий уровень – это здорово влияет на динамику цен, и стараюсь в этот момент оказаться на рынке. Если привести конкретные цифры, это, к примеру, 1,25 в паре евро/доллар США. Я хочу быть на рынке, когда она выйдет на этот уровень и начнутся продажи. Я понимаю, что здесь есть риск, но я знаю, что на этом уровне масса людей начнет закрывать позиции. Я хочу поймать этот момент и начать продавать, если рынок пойдет вниз. Если случится чудо и технический уровень будет пробит из-за новостей, все двинутся в другую сторону, но я-то знаю, что они в ловушке.

В: Как вы выставляете стоп-ордера?

О: Я весьма осторожен по части стопов. Я использую их, лишь если вынужден отойти от компьютера. Если я сижу перед экраном, предпочитаю контролировать ситуацию лично и принимать решения с учетом происходящего. Открывая сделку, я знаю, где следует поставить стоп. Но я не хочу оставлять его без внимания, поскольку это позволит любому выбить его.

В: Как часто вам приходится сидеть глядя на экран – а судя по вашим рассказам, вы торгуете весьма активно?

О: Это действительно так. Видите ли, я не считаю это за труд. Так что это не проблема. Я ставлю перед собой ноутбук, включаю телевизор и поглядываю то туда, то сюда. Если рынок активен, это может продолжаться с 2 ночи до 10-11 утра по центральному времени, эти восемь-десять часов – отличное время для торговли.

В: Так значит, вы не спите почти всю ночь?

О: Я бодрствую, когда есть волатильность. Я чувствую ее нутром, и она не дает мне уснуть.

В: Что представляет собой ваш обычный день?

О: Я просыпаюсь около 2 часов ночи и смотрю, что делается на рынках. Если все относительно спокойно, я снова ложусь спать. Я люблю поторговать с 2 до 4, немного поспать, а потом проснуться около 7 по местному времени, когда выходят новости США, и быть готовым к действию. Конечно, первым делом я смотрю на цифры – на каком уровне торгуется рынок. Я должен знать, изменилось ли что-то, пока я спал. Затем читаю новости, различные обзоры рынков. Потом смотрю на графики, проверяю, что произошло за ночь, где максимумы, где минимумы. Я решаю, какой парой буду торговать, и начинаю наблюдать за ней, планируя вход в рынок. Разумеется, я знаю, во сколько выходят те или иные новости. Если ожидается важное сообщение, я не открываю позицию до его публикации.

В: То есть в настоящее время вы занимаетесь внутридневной торговлей?

О: Обычно я занимаюсь быстрыми спекуляциями. Иногда я держу позиции дольше. Все зависит от характера сделки. Если она остается жизнеспособной, я не закрываю позицию и могу без проблем оставить ее до следующего дня.

В: Вы входите в позицию сразу или поэтапно, чтобы получить более выгодную цену при движении рынка?

О: Для меня это, безусловно, ключ к успеху. Заключая любую сделку, я вхожу в позицию поэтапно и выхожу из нее таким же образом. Я заметил, стоит мне купить валюту, она падает на 10 пунктов. Раньше это огорчало меня, но теперь я рад, что могу купить ее по более выгодной цене, и буду не против, если она упадет еще на 10 пунктов. Я знаю, какая цена мне нужна, и, входя в позицию поэтапно, я получу эту цену.

В: Сколько этапов на сделку возможно при таком усреднении?

О: Как правило, четыре. Если валюта продолжает падать, после того как я четырежды закупил ее на падении, я спрашиваю себя, стоит ли связываться с этой сделкой. Однако в девяти случаях из десяти эта стратегия работает.

В: Закрывая сделку, вы тоже делаете это в несколько приемов?

О: Да. Сначала я обычно закрываю половину, перемещаю стоп на четверть позиции вверх, что позволяет зафиксировать неплохую сумму прибыли, после чего поднимаю стоп на оставшуюся четверть, на уровень цены входа.

В: Какое кредитное плечо вы используете?

О: Пятьдесят к одному или сто к одному. Это зависит от того, с каким счетом я работаю.

В: Волнуют ли вас издержки по поддержанию позиции или ставка процента? К примеру, если валюта имеет высокую отрицательную процентную ставку?

О: В известной степени. Я не стану играть на понижение валюты с высокой процентной ставкой, поскольку мне придется уплатить уйму денег. Однако я не придаю этому слишком большого значения. Так в свое время я играл на повышение британского фунта к иене и был очень доволен, получая проценты. Но ситуация на рынке меняется так быстро, что в конечном итоге для меня это не так важно.

В: Есть ли валюты, которых вы избегаете?

О: В настоящее время я избегаю пары британский фунт/японская иена. Не понимаю, почему в свое время мне хотелось торговать ею. Иногда она выглядит весьма привлекательно, но я стараюсь не поддаваться соблазну.

В: А каким валютам вы оказываете предпочтение?

О: Я обожаю торговать новозеландским долларом, у него свой, особый характер. Иногда я заключаю сделку, к примеру, по паре евро/доллар США, но дело не ладится, и мне хочется попросту выбросить это из головы. Самое милое дело при этом – переключиться на «киви», это совершенно иное существо. Торгуя им, я получаю огромное удовольствие.

В: Какой временной интервал вы выбираете, работая с графиками?

О: Это зависит от сделки. Перед выпуском новостей я люблю взглянуть на пятиминутный график, чтобы определиться, в каких диапазонах мы торгуем. На каком уровне выставлены стопы участников рынка? Куда, по моим расчетам, пойдет рынок? Где я выйду, если у меня начнутся неприятности? Короче говоря, обычно я смотрю на пятиминутный график.

В: Вы много говорите о новостях – вы открываете позиции до выхода новостей или после того, как опубликованы цифры?

О: Обычно я определяюсь с позициями после новостей. При движении рынка я не пытаюсь поймать максимум или минимум, меня интересует основная часть рывка. Несколько раз я пытался поймать его начало и неизменно терпел убытки. Теперь я жду, когда выйдут новости. Я даю возможность рынку двинуться в соответствующем направлении. Я наблюдаю за откатом, убеждаюсь, что это не разворот, и вхожу в рынок на этом откате. Если это разворот, я играю на понижение, а если всего лишь откат – на повышение. В семи случаях из десяти это дает неплохие результаты.

В: Какие новостные ресурсы вы используете?

О: Канал CNBC плюс еще один сервис от своей брокерской фирмы.

В: Вы оплачиваете дополнительные услуги или такие затраты незначительны?

О: Это стоит совсем недорого. Пока я не вкладывал в это значительных средств.

В: Вы платите что-то провайдеру службы новостей?

О: Да, зато я пользуюсь бесплатным пакетом услуг по графикам.

В: Считаете ли вы, что начинающему трейдеру необходимо первоклассное оборудование и самые лучшие ресурсы?

О: Мне кажется, люди должны начинать с изучения рынка. Едва ли есть смысл тратиться на подобные вещи заранее, поскольку, скорее всего, вы пока не знаете, как этим пользоваться. Поэтому я бы сказал – вначале нет. Но позднее 50-100 долларов за услуги окупятся с лихвой.

В: Как обустроено ваше рабочее место? Вы используете один экран или сразу три?

О: Я пользуюсь несколькими ноутбуками. Я часто бываю в разъездах, поэтому у меня четыре ноутбука. Обычно я использую два или три одновременно, чтобы работать с разными счетами. У меня несколько брокерских счетов. Удобнее работать с ними на разных компьютерах – для быстрого доступа к каждому. Я убежден, что на это не надо жалеть денег, – иметь лучшие компьютеры и хорошее подключение к Интернету в моей власти. А раз это в моей власти, я хочу иметь лучшее, и полагаю, что оно у меня есть.

В: Вы работаете с разными брокерами. Есть ли на то причины?

О: Да. Я считаю, каждый из них силен в чем-то своем. Я доволен брокером, с которым работаю сейчас. Он хорошо исполняет ордера во время выхода новостей, вот только спреды немного великоваты. При низкой волатильности или в случае ее отсутствия я пользуюсь услугами другого маркетмейкера. Бывает, что я обращаюсь к нему, когда первый брокер не работает с валютной парой, по которой я хочу заключить сделку.

В: Таким образом, вы выбираете того, кто предлагает лучшую цену по вашим сделкам?

О: Верно. Выбор делается на основе лучшей цены. Но это не обязательно лучший спред, поскольку один из моих брокеров имеет переменный спред, а другой – фиксированный. Я выбираю того или другого в зависимости от новостей, на которых торгую.

В: Торгуете ли вы в настоящее время другими продуктами? Или вы работаете исключительно с FOREX?

О: С FOREX и немного с золотом. У меня по-прежнему есть счета для долгосрочных сделок по акциям. Но я торгую ими не слишком часто. В удачные месяцы я выплачиваю себе нечто вроде премии. Я беру 10 процентов со своего валютного счета, кладу их на счет для долгосрочных сделок по акциям и подыскиваю, во что вложить эти средства.

В: Ставите ли вы еженедельные цели по прибыли или просто наблюдаете за трендами, постепенно наращивая сумму на счете?

О: Честно говоря, я не ставлю целей в пунктах, поскольку не хочу трепать себе нервы. У меня и без того достаточно напряженная жизнь. Конец месяца покажет, хорошо ли я торговал, и обычно я представляю, что увижу в выписке по счету. Я хочу получать прибыль каждый месяц. Необязательно 50 процентов; если за истекший месяц она составляет 5-10 процентов, я считаю, что время и силы потрачены не зря.

В: Если вы заключили несколько неудачных сделок подряд, в какой момент вы принимаете решение прекратить торговать?

О: Если у меня начинается полоса неудач, я стараюсь переключиться на другие валютные пары. Я анализирую свой подход, пытаюсь понять, что я делаю не так. Как-то раз по непонятной причине я заключил около десятка неудачных сделок подряд. И тогда я сделал перерыв на пару недель. Некоторое время я занимался бумажной торговлей. Я взял отпуск. Я переключился на другие дела и вернулся на рынок свежим и бодрым. Хотя многое пропустил, я был готов к работе и полон сил.

В: Приходилось ли вам анализировать свои сделки, чтобы понять, нет ли там общей ошибки?

О: Наверное, это полезно, но я этого не делаю. Когда сделка закрыта, для меня она больше не существует, и я не желаю переживать все еще раз [смеется].

В: Сколько примерно сделок вы заключаете за неделю?

О: В день, наверное, 5-10, значит, 50-60 в неделю.

В: Вы торгуете весьма активно. Вы говорили, что иногда, получая прибыль, кладете ее на счет для торговли акциями. Вы выплачиваете себе деньги помимо этого?

О: Я плачу себе техникой. Я иду в магазин и покупаю то, что мне приглянулось, – например, новый компьютер. В прошлом году я отправился в Азию – я хорошо заработал на иене и решил побывать в Японии. Я беру со счета малую толику – обычно меньше 10 процентов прибыли, а это совсем немного.

В: Как идут ваши дела сейчас?

О: Очень неплохо. Этот год – один из самых удачных для меня. Я ощущаю себя хозяином положения. Я могу без труда предсказать динамику рынка, а попав в ритм, ты чувствуешь, когда на рынке произойдет движение. Главное для меня – понимать психологию рынка, знать, что делают другие люди, и стараться извлечь из этого выгоду. Заключая сделки, я не раз совершал ошибки. Я стараюсь сделать все, чтобы этого не случилось и я был среди тех, кто получит прибыль.

В: Как вы считаете, изменилось ли что-то в вашем стиле торговли?

О: Главное изменение состоит в том, что я стал учитывать психологию рынка. Раньше я не делал этого. Я видел, что курс евро падает, значит, его продают, и настраивался на покупку, что было очень неудачной стратегией – ведь, как известно, если тренд начался, в течение какого-то времени он продолжается. Такие ошибки я делал на первых порах. Вместо того чтобы оседлать тренд, я всю дорогу воевал с ним. Теперь я стараюсь следовать за трендом, определить, куда он пойдет. Но если к делу подключилось большинство участников торгов и тренд достиг зрелости, я знаю, когда соскочить.

В: Как вы оцениваете психологию рынка? Вы просматриваете «Отчет об обязательствах трейдеров» (Commitment of Traders Report – COT) или просто наблюдаете за движением цен?

О: Да, я просматриваю COT. Но мне нравится наблюдать и за изменением цен. Особенно когда они приближаются к тому уровню, где я разместил бы стоп-ордер, занимая противоположную позицию в сделке, обычно эти зоны приносят максимальную прибыль.

В: Вы сказали, что обычно работаете по тренду и стремитесь захватить основную часть изменения цены, а не начало или конец. Покупаете ли вы, опережая цифры? Допустим, по паре евро/доллар мы движемся от 1,27 к 1,26, уровень поддержки прорван, станете ли вы покупать по курсу 1,26, рассчитывая на разворот? Или прежде чем входить в рынок, вы дождетесь сигнала разворота?

О: Я люблю понаблюдать за прорывом уровня и войти в рынок в тот момент, когда он пробивает эту цифру. Это весьма рискованно, нередко далее цена начинает двигаться против вас. Но, как я уже говорил, примерно в семи случаях из десяти, если уровень пробит, вы получаете небольшой откат. Я добавляю к такой позиции, и, как правило, дальше рынок движется в моем направлении.

В: Значит, по сути, вы ориентируетесь на ключевые уровни?

О: Да, ключевые уровни чрезвычайно важны.

В: Используете ли вы какие-то сигналы на случай того, что, пока вы спите, случится нечто важное или будет пробит ключевой уровень?

О: Да, разумеется. Обычно я сплю недалеко от компьютера. Некоторые находят это странным. Но прямо рядом со мной стоит включенный ноутбук. Кроме того, у меня есть плазма, и я могу быстро глянуть на экран, посмотреть цифры и снова уснуть.

В: Вы говорите как завзятый трейдер. Как относится к этому ваша семья?

О: О, они считают, что я сумасшедший [смеется]. Сначала они не понимали этого. Они думали, что я трачу на это слишком много времени. Но я не женат, и у меня нет детей, а это значительно упрощает дело. Однако я навещаю свою семью, и они знают, сколько времени уходит у меня на это занятие. Впрочем, когда я рассказал им о рынке и о том, как он работает, они очень заинтересовались этим.

В: Они тоже начали торговать?

О: Пока нет. Я пытаюсь научить торговать свою сестру, посмотрим, что из этого выйдет.

В: Есть ли у вас товарищи по цеху или в основном вы действуете в одиночку?

О: Да, есть несколько человек, с которыми я общаюсь. Я стараюсь, чтобы они не влияли на мои торговые идеи, поскольку рынок постоянно меняется. Если секунду назад я сказал вам играть на повышение доллара, не исключено, что через четыре часа я посоветую играть на понижение. Поэтому стараюсь не давать никаких прогнозов. Но я обсуждаю ситуацию на рынке с теми, чье мнение ценю. Мы беседуем о разных вещах, но никогда не говорим о том, что намерены делать. Мы просто обсуждаем экономику в целом.

В: Как часто вы общаетесь с ними?

О: Мы проводим мозговые штурмы или анализируем рынки примерно раз в неделю. На досуге я с удовольствием читаю форумы или онлайновые конференции, где встречаются различные торговые идеи. Как правило, я не заимствую подобные идеи, но мне интересно, в чем люди сходятся во мнениях и что думает каждый из них, и могу согласиться или поспорить с ними.

В: Значит, чаще всего вы общаетесь с другими трейдерами на форумах?

О: Да. Мне нравится общаться с людьми, которые занимаются тем же, что и я. Играя на бирже, порой начинаешь страдать от одиночества [смеется].

В: Посещали ли вы какие-нибудь семинары или занятия?

О: Нет. Я бы хотел походить на некоторые из них, но пока мне не хватает времени.

В: Говорит ли ваш опыт о том, что трейдеру-новичку важно пройти формальное обучение?

О: Безусловно, новичку следует начинать с малого. Чтобы чему-то научиться, мне пришлось потерять деньги. Люди говорят – для начала надо потренироваться на демосчете. Да, если вы хотите освоить принципы торговли, откройте демосчет. Но чтобы по-настоящему почувствовать, что такое рынок, откройте счет на 1000-2000 долларов и попробуйте торговать мини-лотами, узнайте, как закрывают сделки и как фиксируют прибыль. Главное – взяться за дело и начать заниматься самообразованием, потому что рынок учит очень и очень многому. После этого, думаю, не помешает прочесть несколько книг о трейдинге.

В: Так вы рекомендуете новичкам осваивать азы торговли на бирже на практике?

О: Да, и они должны начинать с малого. Торговля на демосчете и работа с реальным счетом – абсолютно разные вещи. Я пытался торговать на демосчете, но быстро потерял к этому интерес. Чтобы сосредоточиться на том, что я делаю, мне нужно, чтобы на карту были поставлены реальные деньги. Я немного занимался бумажной торговлей – отличная штука, когда у тебя выдается полоса неудач. Но когда приходит пора торговать, я хочу работать с реальными деньгами.

В: Давайте поговорим о результатах вашей работы. Вы сказали, что дела у вас идут неплохо, каковы ваши доходы на валютном и на фондовом рынке?

О: В 2002 году мне удалось удвоить сумму на торговом счете, с которым работаю на фондовом рынке. Однако на этом этапе я стал более осмотрительным, а потом заинтересовался валютным рынком. Я увидел, что здесь более высокое кредитное плечо и можно заработать более крупные суммы денег. Я познакомился с этим рынком немного поближе, положил на счет пару тысяч и начал торговать. Довольно быстро я проиграл эти деньги. Я открыл новый счет, начал торговать почти так же, как торговал акциями, увеличил сумму на счете с 2000 долларов до 7000, а затем проиграл и это.

В: Удивительно, что вы не потеряли уверенности в себе.

О: Нет [смеется], я знал, что не разбираюсь в том, что делаю. А на третий раз случилось чудо. Я положил на счет 10 000 долларов и начал торговать, постепенно эта сумма уменьшилась до 5000, а потом внутри меня словно что-то щелкнуло, ситуация резко переменилась, и я начал заключать успешные сделки. Прибыли были невелики – 400-500 долларов, но удач было все больше. В конце месяца я заглядывал в выписку по счету и понимал: «Ого, да я сделал 70 процентов. Очень неплохо». За 2005 год сумма на моем счете резко выросла – начав с 5000 долларов, я перевалил за 100 000. Помню удивительный случай. Я торговал, сидя в интернет-кафе в Таиланде. В тот день должны были выйти показатели занятости в несельскохозяйственной сфере (nonfarm payroll – NFP). У меня на счете было около 60 000 долларов, я вложил в сделку 40 000, все пошло как было задумано, и, закрыв позицию, я понял, что сумма на моем счете достигла 100 000. Я был в отпуске, я наслаждался жизнью. Я дал всем, кто был в кафе, чаевые и угостил их выпивкой, потратив на это 10 долларов. Я был взволнован, возбужден и немного ошарашен – у меня на счете появилась внушительная сумма, в то время это было очень много для меня. Я перевел часть денег на счет для долгосрочных сделок и продолжал играть, чтобы вновь довести сумму до 100 000, и сумел сделать это несколько раз. Поэтому моя цель состоит в том, чтобы поддерживать сумму на каждом счете на этом уровне, а излишки снимать и вкладывать во что-то другое.

В: Вы много торгуете, разъезжая по всему миру?

О: Да. Я люблю торговать в дороге. При этом немного мешает лишь разница во времени – так было в Азии, когда ночью в пятницу я ждал новостей о занятости в несельскохозяйственной сфере. Ощущения были весьма странные. Но лучшие сделки я заключаю именно в дороге, когда у меня есть время расслабиться и отвлечься. Помню, до выхода показателей NFP я сидел в Starbucks, планируя будущую сделку. Я не смотрел на графики, я просто обдумывал, как буду действовать, и когда мои расчеты оправдались, мне оставалось лишь воплотить свой план в жизнь. Я действовал почти автоматически.

В: Считаете ли вы, что выбрать идеальный момент для входа в рынок важнее, чем определить тактику выхода?

О: Я думаю, что выбрать удачный момент для входа необходимо. Я всегда знаю, где находится мой стоп, знаю свой уровень риска. Это планируется до заключения сделки. Что касается выгодной тактики выхода и фиксации прибылей, обычно я закрываю позицию не сразу. Если все идет как задумано и я доволен результатом, я фиксирую большую часть прибыли и оставляю часть позиции открытой, выставив стоп-ордера.

В: Как вы познакомились с техническим анализом и различными индикаторами?

О: Как вам известно, некоторые из этих индикаторов используются и на фондовом рынке, хотя и немного иначе. У меня есть книга по техническому анализу, которую я пытался прочесть, но она оказалась безумно сложной. В принципе я использую только самое основное – MACD (схождение/расхождение скользящих средних), RSI (индекс относительной силы), скользящие средние и тому подобное. Но повторяю еще раз, главное для меня – психологическая составляющая. Вы должны знать, что делают другие люди, прочувствовать рынок, научиться понимать его, потому что технические уровни не имеют смысла, если рынок не желает двигаться в том или ином направлении.

В: Ваш любимый индикатор?

О: Пожалуй, это индикаторы Фибоначчи. Мне нравится использовать их для определения и тестирования уровней поддержки и сопротивления.

В: Вы торгуете используя какую-то систему или произвольно?

О: Конечно же, произвольно. Работа с системами не по мне. Это слишком однообразно. Я должен выбрать, как и когда войти в рынок, определить условия входа, поэтому люблю действовать на собственное усмотрение.

В: Не хотелось ли вам попробовать торговать с помощью системы, ведь ваша специальность – инженер-системотехник?

О: Нет. Наверное, это успевает надоесть мне на работе [смеется]. Я не хочу заниматься тем же самым дома.

В: Как вы работаете с валютными парами – одновременно открываете позиции в разных валютах или торгуете ими поочередно?

О: Максимум двумя сразу. Если их больше, за ними трудно следить.

В: Интересует ли вас корреляция между этими двумя парами? Например, явно выраженная корреляция пар фунт/иена и евро/иена?

О: Как правило, я торгую парами, между которыми нет особой корреляции. Как я уже говорил, я довольно часто работаю с парами британский фунт/доллар США и евро/доллар США. Это обычная ситуация. Если же здесь нет особого движения, а на рынке товарных валют новостей больше, я работаю с ними, поскольку нередко их цена движется, когда основные валюты стоят на месте.

В: Что кажется вам самым интересным в торговле?

О: Ты сам определяешь свой распорядок дня. Одни не желают торговать в 2 ночи, другим это нравится. Едва ли найдется другое дело, которым я бы с таким удовольствием занимался с 2 до 5 утра. Все вокруг спят, а я бодрствую, заключая сделки. Это фантастический рынок. Я стараюсь не поддаваться эмоциям, но, если торговля идет удачно, вас охватывает радостное возбуждение. Этот труд окупается с лихвой. Выписка со счета показывает, добились ли вы успеха. В отличие от обычной работы, где вас хвалят за успехи или неудачи, не связанные с цифрами, здесь вы видите реальный результат.

В: Да, результаты торговли достаточно осязаемы. Расскажите о самой удачной из ваших сделок. Той, что запомнилась больше других.

О: Это была сделка, о которой я уже говорил. Я обошел весь Бангкок, чтобы найти кафе потише с приличным Интернетом. Наконец, я нашел то, что меня устраивало, выбрал компьютер, и когда вышли показатели NFP, ринулся в атаку. Все шло так, как я рассчитывал, ключевые уровни были пробиты. Прошло время, и я уже не помню точные цифры, но моя прибыль составила около 120 пунктов на немалую сумму. Я заработал как минимум 50 000 долларов, а это довольно заметный результат.

В: Вы сумели заработать так много, потому что открыли позицию на всю сумму сразу или вы входили в рынок поэтапно?

О: Я наращивал позицию в несколько приемов.

В: Рынок двигался в одном направлении или подъемы чередовались с откатами?

О: Сначала был скачок вверх, потом откат пунктов на 20-30, и при каждом откате я увеличивал сумму. Я сразу определил свой предел риска. В случае неудачи я был готов рискнуть10 000-20 000 долларов.

В: Вы сразу решили, где выставить стоп-ордер?

О: Да. На этот раз я действительно выставил стоп, хотя обычно просто наблюдаю за рынком. Я боялся, что соединение с Интернетом может прерваться [смеется].

В: Какой была ваша самая неудачная сделка?

О: Конечно же, здесь тоже не обошлось без NFP. В ту пятницу я принял неправильное решение, открыв позицию по британскому фунту, и рынок пошел против меня. Я оцепенел, как олень в свете фар, и не успел закрыть позицию, пока мой убыток составлял 30-40 пунктов. В итоге я потерял 100 пунктов. Само собой, настроение у меня испортилось. Я вышел из позиции, купил фунты, используя очень высокий леверидж, и выключил компьютер. Когда я вернулся, оказалось, что произошел разворот, на котором я потерял еще 100 пунктов. Таким образом, в тот день я потерял около 200 пунктов только потому, что дал волю чувствам.

В: Извлекли ли вы из этого какой-то урок?

О: Да. Я сказал себе, что впредь буду держать себя в руках, не стану впадать в оцепенение и никогда не выключу компьютер, надеясь, что сделка пойдет так, как я рассчитывал. Беда была в том, что у меня не было плана. Я купил валюту до выхода новостей, чего не делаю сейчас. Тогда это была своего игра в угадайку, поскольку я считал себя очень везучим. Теперь я не позволяю себе подобного, опережать события не имеет смысла.

В: Ожидая выхода того или иного показателя, вы всегда имеете план?

О: Да, обычно у меня есть план. Разумеется, я не знаю, какими будут цифры. Но я знаю: на этом уровне я играю на понижение, а на вот этом – на повышение. Кроме того, я учитываю движение цен, реакцию рынка и ситуацию до выхода цифр, потому что, если доллар слаб, цифры не важны. Порой ситуация с долларом бывает просто фантастической. Его продолжают продавать даже после отличных новостей. Поэтому я всегда наблюдаю за динамикой цен.

В: Каковы бывают ваши максимальные потери в пунктах?

О: Мне случалось терять более 100 пунктов. Но я не люблю, когда мои потери превышают 100 пунктов. Обычно, лишившись 75-80 пунктов, я отказываюсь от намеченного.

В: Считаете ли вы, что ваш стиль торговли претерпел изменения?

О: Он определенно стал менее агрессивным, поскольку у меня появилась возможность работать с большим числом лотов. Вначале я торговал двумя-тремя. Сейчас их, наверное, 20-30, это зависит от ситуации. Теперь мне достаточно небольшого изменения цен, чтобы заработать ту же самую прибыль. Я стараюсь заключать только те сделки, которые, по моим расчетам, будут успешными.

В: Часто ли вам приходится удерживать себя от игры на бирже?

О: Ох, это проблема [смеется]. Мне приходится буквально оттаскивать себя от компьютера по пятницам, особенно во время публикации показателей NFP. В этот день я стараюсь зафиксировать 5000-10 000 долларов прибыли и заставляю себя выключить компьютер. Иначе я не удержусь и вновь ринусь в бой. Я люблю уходить на уик-энд, когда неделя заканчивается удачно. Так было сегодня. Тогда в понедельник я полон сил и энтузиазма. Если же последняя сделка была неудачной, все выходные это не выходит у тебя из головы, а в понедельник ты принимаешься торговать не в лучшем расположении духа.

В: Вы оставляете открытые позиции на уик-энд?

О: Стараюсь не оставлять. Я могу оставить их открытыми до следующего дня, но не на уик-энд.

В: Какая сделка оказала на вас самое сильное отрезвляющее воздействие?

О: Ох. Наверное, это была та самая сделка с фунтом или другая, когда я неудачно вошел в позицию и не обратил внимания на то, что пытается сказать мне рынок. Я принялся воевать с рынком. Я думал, что прав, и сказал себе: «Я могу купить еще десять или двадцать лотов. Я заставлю рынок двигаться в моем направлении» – и когда вы понимаете, что вам не сдвинуть рынок ни на йоту, это неплохо приводит в чувство.

В: Сформулируйте ваше основное правило торговли.

О: Мое основное правило – не вкладывать в дело слишком много средств. Не доводите дело до требования пополнить маржу. Всегда нужно иметь что-то про запас, поскольку вы не знаете, когда та или иная сделка развернется в вашу пользу – нередко впоследствии бывает масса удобных случаев увеличить объем позиции. Ты упал на 50-60 пунктов, цена пробила ключевой уровень поддержки, тебе нужны дополнительные средства, а ты сидишь и думаешь: «Эх, жаль, что я не могу подкупить еще». Речь идет об управлении капиталом. Позаботьтесь о том, чтобы у вас всегда были свободные средства.

В: Значит, вы рекомендуете открывать успешные сделки поэтапно?

О: Конечно. Если рынок движется куда нужно и ваш план работает, нет оснований отказываться от дополнительных пунктов, которые значительно облегчат получение прибыли.

В: Не бывает ли у вас ощущения, что, торгуя, вы состязаетесь с самим собой или с кем-то другим?

О: Мне всегда кажется, что я состязаюсь с крупными игроками, что я вышел на поединок с неведомым воротилой. Я стараюсь быть очень осторожным, чтобы не выдать свои планы, и, наверное, я похож на параноика, но меня никогда не оставляет чувство – особенно когда у меня много лотов, – что кто-то держит меня на прицеле. Мне всегда кажется, что у меня есть противник. Иногда я принимаю вызов и говорю себе: «Ладно, я должен сделать столько-то пунктов».

В: На какое примерно число пунктов вы рассчитываете при заключении сделки?

О: Я люблю торговать большими объемами, и чтобы сделка была успешной, мне достаточно 30-40 пунктов. Это нравится мне больше, чем держать позицию, пока она не вырастет на 100 пунктов.

В: Ранее вы упомянули, что работаете с большим количеством лотов. Используете ли вы стоп-ордера и если да, то каким образом?

О: Разумеется, я перемещаю стоп-ордера. Если сделка работает, я фиксирую часть прибыли, передвигая стоп-ордера вверх. Если цена продолжает двигаться в мою пользу, я снимаю еще часть прибыли, даже если имеют место небольшие коррекции на несколько пунктов. Разумеется, при этом вероятность того, что стоп-ордер исполнится, растет, но это часть игры. Если же цена упадет пунктов на 50, я продолжаю перемещать стоп-ордера, пока они не исполнятся, но ведь на то они и нужны.

В: Осталось ли за рамками нашей беседы нечто такое, что, по вашему мнению, было бы интересно услышать другим трейдерам?

О: Не знаю, насколько это интересно другим, но у меня есть одна причуда–я убежден, что свою роль в моей торговле играет фэн-шуй. После того как я изменил обстановку у себя в комнате, убытки сменились весьма удачными сделками. Я чувствую, что организация пространства играет в этом не последнюю роль.

В: Интересно, что же вы изменили у себя в комнате?

О: Во-первых, я развернулся в другую сторону. Раньше я сидел спиной к двери – человек мог войти в комнату, встать у меня за спиной и наблюдать, как я торгую, а я не знал, что в комнате кто-то есть. Теперь я вижу все, что происходит в комнате. Мне стало гораздо комфортнее. Я завел в комнате зелень. Вокруг стало свежее и чище, и это помогает мне торговать. Поэтому, как я уже говорил, когда я искал интернет-кафе, чтобы заняться торговлей, для меня был очень важен комфорт – будь то Япония, Таиланд или любое другое место. Я хочу сидеть у стены. Мне нужно, чтобы все вокруг действовало так, как хочется мне.

В: Кто научил вас этому?

О: С фэн-шуй я познакомился в Сан-Франциско. Там я общался с людьми, которые научили меня здоровому образу жизни, и я стал применять эти знания, когда начал торговать акциями. Я взглянул на обстановку у себя в комнате и понял, что мне она не по душе. Я начал переделывать ее на свой лад, и перемены были поразительны. Я люблю тишину и покой. Когда я вхожу в рынок или закрываю позицию, я выключаю звук телевизора, чтобы сосредоточиться, особенно перед выходом новостей. Ведь когда позиция открыта, этого уже не изменить. Потом я могу включить что-то отвлекающее, чтобы не думать о рынке в режиме 24/7. Глянуть, что происходит, и вернуться к обычной жизни.

В: Вы разбираетесь со своими налогами сами или поручаете это кому-то другому?

О: В прошлом году я занимался ими сам, но в нынешнем это будет делать кто-то другой [смеется].

В: Вы не планируете полностью посвятить себя игре на бирже?

О: Да. Каждый раз, идя на работу, я спрашиваю себя: зачем я туда иду? Тот же самый вопрос задают мне мои сотрудники – они знают о моих успехах на валютном рынке. Конечно, лучше бы заниматься только торговлей, но приходится думать о таких вещах, как медицинская страховка. Сейчас у меня есть возможность работать три дня в неделю при полной зарплате. Уходить при таких условиях тяжело.

Советы Роланда Кэмпбелла

Торгуйте против рынка

Некоторые из самых толковых трейдеров, которых мы знаем, торгуют против рынка. Такие «еретики» входят в рынок, когда движение в одну сторону затянулось, а настроения участников чересчур однородны и действуют вразрез с мнением большинства. Если на рынке преобладают «медвежьи» настроения в отношении доллара и ведущие СМИ начинают печатать на первых страницах статьи о его слабости, такие трейдеры, невзирая на всеобщий пессимизм, покупают доллары в расчете на резкий разворот. Именно так действует Роланд Кэмпбелл – когда все играют на повышение, он смотрит в другую сторону. Очень соблазнительно попытаться оседлать тренд, о котором говорят все, но такая тактика весьма рискованна, поскольку зачастую пресловутое единство мнений говорит об истощении тренда, и рынок начинает разворачиваться, потому что все, кто хотел открыть позиции, уже сделали это. В такой момент куда разумнее работать против тренда, чем пытаться присоединиться к остальным.

Поймайте основную часть тренда

Ожидая разворота, чрезвычайно важно убедиться, что динамика изменения цены подтверждает вашу правоту, и лишь потом открывать сделку. Движение рынка в ту или иную сторону может продолжаться куда дольше, чем рассчитывает большинство, в том числе, те, кто торгует против рынка. Поэтому попытка поймать вершину или дно тренда может привести не только к разочарованию, но и к потерям прибыли. Роланд не пытается поймать максимум или минимум, его интересует основная часть скачка цены, и это ключ к его стратегии. Роланду случалось терпеть убытки, ошибочно определяя точки разворота, и теперь, наученный горьким опытом, он ждет, пока выйдут новости и рынок двинется в том или ином направлении, подтверждая его предположения. Лишь после этого он открывает сделку.

Наращивайте позицию на входе и подтягивайте стопы на выходе

Заключая любую сделку, Роланд наращивает позицию в несколько приемов и выходит из рынка поэтапно. Хотя усредняться вниз не лучшая тактика, для Роланда решающую роль играет цель. Еще до открытия сделки он знает, по какой цене хочет войти в рынок. При этом он понимает, когда пора закрыть позицию. Если он четырежды закупил валюту на падении, а цена продолжает двигаться против него, он отказывается от сделки. Нет тех, кто никогда не ошибается. Если сделка успешна, он старается выжать из нее как можно больше, выходя из позиции поэтапно. Он фиксирует прибыль по половине позиции, перемещает стоп-ордер на четверть позиции, а стоп-ордер на оставшуюся четверть оставляет в точке безубыточности. При развороте рынка его движение может оказаться столь же мощным, как и предшествовавший ему тренд. Скользящие стоп-ордера позволяют среднесрочным трейдерам вроде Роланда использовать движение цены по максимуму.

Содержание Далее

Перейти на Главную страницу сайта