Неисправимый человек

Один из лучших Форекс-брокеров – компания «HYCM». Входит в состав корпорации «Henyep Group», основанной в 1977-м году. В настоящее время абсолютно легально предоставляет услуги трейдерам в различных юрисдикциях, действуя на основании лицензий от «FCA», «CySEC», «DFSA» и «CIMA».

Неисправимый человек не принимает Ответственности за свои чувства. Неисправимый человек обычно говорит что-то вроде: «Как ты можешь говорить мне такое. Это так жестоко. Тебе, наверное, нравиться задевать мои чувства. Твои слова так оскорбительны». Неисправимый человек не пытается манипулировать вами сознательно.

Неисправимое поведение идет из глубокой системы убеждений. Этот человек действительно полагает, что кто-то другой ответственен за его чувства. Если вы пытаетесь начать говорить об этом, разумно рассуждать об этом с неисправимым человеком, говоря что-то вроде: «Я вижу, что, чтобы я не сказал, ты действительно думаешь, что я пытаюсь задеть твои чувства», он, возможно, парирует следующим: «Ты опять начинаешь сначала, пытаясь анализировать меня. Все, что ты делаешь, это пытаешься анализировать меня. Ты не психоаналитик, так как ты можешь продолжать анализировать меня и делать мне настолько больно?»


Знаете ли Вы, что: один из лучших Форекс-брокеров – компания HYCM может похвастать более чем 40-летней историей успешного присутствия на рынке: корпорация «Henyep Group», частью которой он является, была основана в далеком 1977-м году.


Когда вы сознаете, что имеете дело с неисправимым человеком, вы так же осознаете, что не важно, как именно вы пытаетесь, у него нет интереса в искреннем общении. Он предпочитает манипулировать. Ему не интересно делиться чувствами.

Если у вас есть собственные у-не в отношении разочарования и если вам нужно действовать для исправления неисправимого человека, тогда вы можете обнаружить, что неисправимый человек чрезвычайно привлекателен. Если вы готовы испытывать собственное разочарование, то вы, скорее всего, позволите неисправимому человеку продолжать, быстро, милым (приятным) способом, который не оставляет следа.

В ПТП мы не относимся к кому бы то ни было, как к неизлечимо неисправимому. С точки зрения наших собственных у-не мы все неисправимы. Такова природа у-не. Мы защищаем себя от тех чувств, которые не хотим испытывать. Взаимодействие с неисправимым человеком это лишь продолжение базового ПТП.

По сути, разница между готовым членом Племени и неисправимым человеком в том, что неисправимый человек более искусен в обнаружении ваших у-не и в использовании их в целях сбивания вас с пути. Если неисправимый человек показывается на одной из встреч моего Племени и сидит на одном из стульев в моей гостиной, то я предполагаю, что какая-то его часть желает следовать процессу.

Некоторые терапевты (психоаналитики) считают, что неисправимому человеку невозможно помочь, так как как он исключительно искусен в защите от испытывания (переживания) собственных чувств. Это именно то условие, к которому может обратиться Племя.

В Торговом Племени мы рассматриваем неисправимого человека, как подарок. Мы знаем, что он защищает себя, выделяя у-не других людей, чтобы затем, опираясь на них (на у-не), отвлекать других от того, чтобы добраться до себя. Поэтому взаимодействие с неисправимым человеком – это возможность открытия имеющихся у нас у-не.

На каком-то участке пути взаимодействия с неисправимым человеком на встрече Племени процесс может зайти в тупик. Члены Племени могут чувствовать разочарование и чувство неудачи. В этой точке, в опытном Племени кто-то может заметить драму в комнате и указать, что все играют в игру неисправимого человека. Неисправимый человек, конечно, неисправим, а Племя пытается исправить его. Это пример важности наличия нескольких членов Племени. Неисправимый отправитель вполне может вовлечь двух или трех получателей в драму. В маленьком Племени это все, что ему нужно для остановки процесса. В большем Племени один из членов обычно замечает, когда отправитель затягивает нескольких других получателей в свою сеть.

Когда один из получателей указывает на то, что Племя в драме, члены Племени должны остановиться и признать, что они, каждый индивидуально, глубоко в драме. Это наблюдение обычно стоит хорошего смешка. Члены получают шанс заняться своими нуждами для исправления неисправимого человека, а затем вернуться назад на рельсы.

Одной из иллюстраций этого процесса был недавний пример с одной из моих встреч Племени. В этот раз неисправимый человек недавно присоединился к моему Племени, после посещения одного из моих семинаров. Он посещает несколько встреч и дает мне знать, что Племя оказывает на него очень слабый положительный эффект и что он чувствует, что оно по большей части неэффективно.

Слушая это, я чувствую гнев и потребность защищаться. Я также замечаю свои чувства и использую их, в качестве индикаторов того, что у меня все еще есть некоторые у-не по поводу того, что ПТП не достаточно хорош, и что он пытается вовлечь меня в драму, где он терпит неудачу, вину за которую сваливает на меня.

Я также замечаю, что он продолжает показываться на встречах, то есть, делает одну вещь, а говорит другую. Я рассматриваю его желание посещений как признак того, что он действительно хочет развязать свои у-не.

Он занимает горячее место и какое-то время работает. Племя помогает ему погрузиться в какие-то чувства. Затем, когда он выглядит готовым к перевороту в испытывание своих у-не, он останавливается. Мы пробуем разные подходы. Он снова закрывается, а затем останавливается. Мы продолжаем пробовать разные подходы, все с одинаковым результатом.

Затем один из членов Племени замечает очевидное. Этому неисправимому человеку нравиться останавливаться. К Племени приходит групповое АГА, когда мы осознаем, что все являемся частью драмы. Мы пытаемся исправить его, а он терпит неудачу и винит нас.

Мы немедленно меняем направление и возвращаемся назад к принятию. Мы знаем, что должны поддерживать его в остановке. Он опять подходит прямо к переворотной точке и останавливается. В этот раз, вместо того, чтобы играть в игру по его исправлению, Племя приветствует, когда он останавливается. Мы празднуем его остановку.

Мы делаем это снова. Мы поддерживаем его до переворотной точки, а затем, когда он останавливается, мы приветствуем его успешную остановку. Он просто сидит там и улыбается. Он видит свою собственную игру и чувствует, что мы признаем его. Мы, не желая до него добираться, в итоге добираемся до него.

Наша изначальная неудача с ним – когда мы видим, что она указывает на наши собственные у-не – это наша возможность для роста. В данном случае, мы прорабатываем наши собственные у-не о своем долге помочь ему испытать свои чувства. Неисправимые люди – это лучшие учителя. В данном случае наше АГА в том, что вы не можете эффективно проводить ПТП, когда вы пытаетесь толкать кого-то в соответствии с вашей программой действий. Это хороший урок для получателей.

Через две недели он опять на горячем месте. Он – другой человек. Он эмоционально открыт и готов показать значительно больше чувств, чем когда-либо раньше. Однако он, тем не менее, по-прежнему продолжает свою остановочную драму. Это подходит. Он по-прежнему не проходит всего процесса до реинтеграции своих форм. Он даже еще не закончил ни одной формы.

В этот раз я делаю что-то несколько другое. Я хочу вывести Племя из исправительного настроения и вернуть к созданию Поля Признания. Я хочу структурировать процесс таким образом, что неисправимый может играть всю драму в пределах своего тела, тогда как Племя предоставляет ему Поле Признания.

Он сидит на стуле. Я даю ему предположение, что его левой стопе может понравиться оторваться от пола и что она может подниматься, пока не выпрямиться прямо перед ним. Я так же предполагаю, что он полностью противится моему предположению и продолжает держать стопу жестко на полу, вопреки тому, что она хочет или не хочет делать.

Он наклоняется вперед и ставит свои локти на колени, как бы пытаясь прижать свои ноги к полу. Затем он откидывается на своем стуле, с силой зажмуривая глаза и сжимая челюсти, как бы желая во всем этом разобраться.

Вскоре его нога поднимается, и Племя приветствует это. Он просто сидит там в изумлении. Вся его драма идет внутри него самого. Его нога опускается. Он улыбается несколько больше. Затем обе его ноги поднимаются. Некоторые из членов Племени, замечают, что их собственные ноги двигаются.

В этом месте я говорю: «Отличная работа. Мы рады поддержать тебя в том, что ты именно такой». Он просто улыбается. Я продолжаю: «Я думаю, тебе может быть интересно узнать, как я заставил твою ногу обмануть тебя подобным образом. Ты, похоже, не можешь остановить ее. Я думаю, тебе может понравиться узнать, что мое объяснение о том, как это сделать, приходит в последние 20% процесса. Я знаю, что для нас сейчас важно остановиться, так как это и есть тот способ, которым ты любишь делать вещи, – останавливаясь. И я хочу уважить это. Итак, мне бы хотелось остановиться здесь и объявить сейчас Проверку.

Он просто сидит там в состоянии удивления, тогда как мы проводим Проверку. Когда наступает его очередь, он мягко благодарит нас за то, что мы с ним. Мы больше не подталкиваем его. Мы просто радостно поддерживаем его в том, какой он есть. Для него нельзя сделать ничего больше, чем принять таким, какой он есть.

На следующей встрече Племени, он говорит, что недоволен тем, что не следует своему обязательству есть здоровую пищу. Я замечаю, что он останавливает свою диету и что он не способен остановить останавливание. Я спрашиваю его, не хочет ли он поработать. Он говорит, что нет. Никто не подталкивает его.

В течение последней Проверки, он говорит, что думает о том, что он делает, что он знает, что пробует СС процесс, и что видит, что он не работает. Он говорит, что, возможно, готов занять горячее место на следующей встрече.

Ему может понадобиться еще пару сессий на горячем месте до того, как он станет готовым, желающим и способным завершить несколько форм и затем реинтегрировать их. Как бы долго это ни продолжалось, каким бы путем ни пошло – это подходит для Племени. Мы видим нашу работу в том, чтобы быть с ним, куда бы он ни пошел и как бы долго это ни продолжалось.

Неисправимый человек служит Племени, принося всем нам дар ясности.

?=================================?

Не Хочу Двигаться

Прошлым вечером у меня опять была отличная сессия ПТП. Я решительно настроен пройти это до конца, чего бы это ни стоило.

И на пике я просто взрываюсь. Я обнаруживаю себя лежащим на полу лицом вниз. Я родился. Я родился в этот мир. Я чувствую, что бог говорит мне: «Добро пожаловать в этот мир! Теперь иди и исполни свое предназначение». Я чувствую такое спокойствие и мир, что не хочу двигаться, хотя и лежу на полу, хотя только что плакал и перепачкал слюной и соплями свой галстук и брюки. Это чувство настолько великолепно, что я не хочу двигаться. Это великолепное чувство здесь. Я родился.

?=================================?

Содержание Далее

Перейти на Главную страницу сайта